Воскресенье, 19.11.2017, 07:53Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Same Plot, Different Shinigami", PG-13, humor, adventure, глава 1
Название: "Same Plot, Different Shinigami"Рейтинг
Автор: Veleda
Фэндом: Yami no Matsuei, Bleach
Рейтинг: PG-13
Жанр: humor, adventure
Переводчик: Indrik
Статус: в процессе
Разрешение на перевод: получено
Оригинал: http://www.fanfiction.net/s/3142180/1/Same...erent_Shinigami



Глава Первая,
в которой мы узнаем, почему так важно не бросать мусор где попало.



– Ну, и что это такое? – Гин наклонил голову, рассматривая странную штуковину, стоявшую посередине комнаты. Не в первый раз в штаб-квартире появлялось зловещего вида, непонятное устройство, но только на этот раз это не было орудие пытки.

Айзен совершенно очевидно ждал этого вопроса и, раздувшись от важности, величественно сообщил: – Междувселенский транспортер и кофейный автомат.

– Офигеть, – сказал Гин. – И зачем он нам?

– С чего бы мне довольствоваться тем, что я есмь Бог только этого мира? С его помощью я смогу простереть свое владычество на неисчислимое количество вселенных.

Гин был должным образом впечатлен. – А где ты его нашел?

– Чертежи валялись у Урахары в мусоре, – ответил Айзен.

Гин улыбнулся. (Ну, то есть пошире улыбнулся. Тем, кто был мало знаком с его лицевой мимикой, заметить это было бы трудно, но Айзен знал его достаточно хорошо). – И когда ты планируешь его испытать?

– Прямо сейчас, – ответил Айзен. – Иди сюда.

Он потянул рычаг сбоку, и машина заурчала. Затем он повернулся к кнопкам рядом с дверцей. – Тебе со сливками или с сахаром?

– С сахаром, пожалуйста, – прощебетал Гин.

Айзен нажал две кнопки. – Навстречу великой судьбе! – провозгласил он и шагнул внутрь транспортера (и кофейного автомата). Гин вошел следом, размышляя о том, понимает ли Айзен, как нелепы порой его речи.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мураки Кадзутака проверил температуру в цистерне с жидкостью. Если ему удастся установить нужную температуру, то смесь химических реагентов создаст оптимальную среду для клеточной регенерации. Ах, пожалуй, нужно повысить на несколько градусов. Мураки взялся за работу, это была очень тонкая процедура, и…

Внезапно с яркой вспышкой перед ним возник междувселенский транспортер (и кофейный автомат). Странная конструкция на полсекунды зависла в воздухе, а затем с оглушительным шумом грохнулась набок.

Мураки молча взирал на то, что совсем недавно было стойкой с приборами, а теперь представляло собой груду металлолома, погребенную под тем, что его острый, точный ум ученого мог описать только как «фиговина какая-то».

– Вот это было эспрессо, – чересчур радостный для данной ситуации голос донесся изнутри устройства, так бесцеремонно вторгшегося в рабочий быт Мураки.

Большинство людей на свете, вылезая из опрокинутого на бок непонятно чего, выглядели бы глупо и взъерошенно, но, к счастью, Айзена и Гина защищал их х-фактор. Х-фактор («х» здесь значит «харизма») – это особая способность, которой обладают многие злодеи и которая позволяет им выглядеть полными сдержанности и спокойствия практически в любой ситуации. Благодаря х-фактору Айзен и Гин выбрались из транспортера/кофейного автомата с исполненным достоинства видом, ясно говорившим: «все так и задумано».

Мураки, казалось, был нимало не встревожен последними событиями (он и сам обладал внушительным х-фактором). Он просто посмотрел на двух мужчин, пытающихся подняться на ноги, и спросил: – Могу ли я осведомиться, откуда прибыли джентльмены?

Айзен как раз закончил отряхиваться и собирался соврать что-нибудь убедительное, но Гин раскрыл рот первым.

– Мы шинигами, – напрямик сообщил он, все с той же накрепко приклеенной к лицу улыбочкой, сильно смахивающей на маньяческую. Айзен подавил желание схватиться за голову. Вечная проблема с Гином: он имел тенденцию заявить или сделать что-нибудь совершенно не ожидаемое, и отнюдь не всегда в интересах Айзена.

Мураки приподнял бровь. – Несмотря на то, что это весьма интересное и оригинальное объяснение, однако ваша духовная энергия весьма отличается ото всех шинигами, каких я когда-либо встречал.

Айзен не собирался ничего рассказывать этому человеку, но когда тот заговорил, он вдруг почувствовал к нему необъяснимое доверие. Что-то такое было у этого парня в голосе – знакомое, почти родное. Он прочистил горло и властно произнес:

– Я Айзен Соске, а это мой подчиненный, Ичимару Гин. Мы действительно шинигами, но не из вашего мира.

Мураки вежливо кивнул. Если он вообще и был удивлен, что шинигами из другого мира вот так запросто терпят аварию в его лаборатории, то ничем этого не показал.

– Что ж, чем бы вы ни занимались, я попросил бы вас делать это где-нибудь в другом месте. У меня много работы.

Айзен почувствовал себя заинтригованным. Над чем может работать такой человек, как этот?

– И что у вас за работа, мистер…? – он осознал, что не знает его имени.

– Мураки, – ответил Мураки. – Мураки Кадзутака.

Он окинул Айзена и Гина долгим, изучающим взглядом, как если бы они были плавающими в формалине образцами. Наконец, с легкой, странноватой улыбочкой он продолжил: – Что же касается моей работы, я доктор медицины. Также в качестве хобби я пытаюсь добиться посмертной регенерации. Хочу превзойти пределы возможностей человеческого тела.

Глаза Айзена блеснули, и он расплылся в самодовольной улыбке. – Мураки-сенсей, какое поразительное совпадение, я очень близок к тому, чтобы достичь почти того же самого. Я добился огромного прогресса на пути к своей божественности. Мое тело, физические и психические способности гораздо выше того, что считается нормой в моем мире.

В глазах Мураки появился необычный огонек. Он шагнул вперед и притронулся к щеке Айзена. Тот подавил инстинктивное желание отшатнуться. Хотя он был не из тех, кого легко выбить из равновесия, но было что-то такое в этом Мураки-сенсее, от чего ему определенно было неуютно.

– Ты не такой красивый, как мой возлюбленный Цудзуки-сан или даже тот противный мальчишка, – задумчиво проговорил Мураки, похоже, больше размышляя вслух, чем обращаясь к кому-то из присутствующих. Внезапно он схватил Айзена за руку и сжал ее, словно клещами. Айзен вздрогнул и попытался оттолкнуть Мураки, но доктор оказался на удивление силен. Отчаянно дергаясь в попытках освободиться, он заорал:

– Гин, убери его от меня!

Однако Гин был занят тем, что ставил транспортер в вертикальное положение и изучал кнопки у дверцы. – Тут есть ореховый сироп! – радостно возвестил он. Айзен продолжал рычать приказы, но вскоре его крик заглушился возгласами Мураки, который, безумно хихикая, кричал:

– Саки! Скоро у меня для тебя будет тело! – доктор затянул Айзена в дальнюю комнату и с лязгом захлопнул за ними тяжелую металлическую дверь.

Полагаю, это означает, что должность Бога-Императора Вселенной теперь вакантна, – подумал Гин. Внимательно осмотрев кнопки на транспортере/кофейном автомате, он наконец остановился на капуччино с пониженной жирностью (боги ведь должны следить за фигурой) и вошел в машину.

Может быть, он сделает Рангику своей императрицей.



А тем временем…

Ичиго очнулся от звука яростно спорящих голосов. – Где я, черт возьми? – подумал он. Он вспомнил Урахару, объяснявшего, что Айзен построил междувселенский транспортер (и кофейный автомат – на хрена транспортеру кофейный автомат?), вспомнил, как орал на Урахару, требуя, чтобы тот не оставлял чертежи разных подозрительных изобретений в корзине для мусора. Вспомнил, как Урахара втолкнул его и Рукию в свой собственный транспортер (и долбаный кофейный автомат). Рукия еще тогда пнула тупой ящик за то, что он отказался ей выдать мокко с малиновым вкусом. Он вспомнил вспышку света, удар, и… собственно, все.

Голова Ичиго теперь прояснилась достаточно, чтобы различать, о чем говорят голоса над ним.

– А давайте угостим их яблочным пирогом!

– Идиот, чем тут поможет яблочный пирог?

– Ну, хотя бы не повредит, это точно.

Ичиго открыл глаза. Над ним стояли двое молодых людей. Один примерно его возраста, другой на несколько лет старше. Ичиго открыл рот. – Э? – красноречиво произнес он.

Юноша повернул голову и встретился глазами с Ичиго. – Ты очнулся, – сухо констатировал он.

– Где я? – с трудом прохрипел Ичиго. – Кто вы? – добавил он для комплекта.

– Ты в Мейфу, стране мертвых, – ответил мальчик. – Я Куросаки Хисока, а этот, – он показал большим пальцем себе за спину, на своего старшего товарища, радостно помахавшего Ичиго, – Цудзуки Асато.

– Куро…саки… – тупо повторил Ичиго. Оставаться в сознании стало как-то уж совсем трудно, и последней мыслью перед тем, как погрузиться в блаженные объятия забытья, было –

Я убью Урахару.

конец первой главы


Прим. автора: Для тех, кто не понял, почему Айзен так очарован голосом Мураки, напомню, что Айзена и Мураки озвучивает один и тот же актер, Хаями Сё – факт, который не перестает меня удивлять.
Просмотров: 763 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz