Суббота, 16.12.2017, 11:55Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Прогноз погоды", PG-13, юмор, Пон-чан, Асами, Фейлон.

Название: Прогноз погодыРейтинг
Автор: Розмари Бланк
Бета: Iris Black, которая совершила подвиг, вычитав фик про ненавистного ей Фейлона.
Фэндомы: кроссовер Petshop of Horrors и Viewfinder
Герои: Ди, Пон-чан и Тенко со стороны Петшопа, Асами и Фейлон со стороны Видоискателя.
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс, юмор
Предупреждения: AU, OOC, глючный сюжет, несколько вольная интерпретация китайских мифов.



1. Дождь

Пон-чан любила определенность, поэтому остров Гонконг ей не понравился. Это было странное место, не поддающееся классификации: не Европа, не Америка, даже не Азия, хотя китайский Новый год здесь отмечали, как положено, в первый день первого лунного месяца. Пон-чан сунула нос в календарь: если верить астрологам, этот месяц не обещал стабильности, зато идеально подходил для начала новых дел. Годился он также для смерти. И для посадки комнатных растений.
Пон-чан практически ничего не поняла из прочитанного, а то немногое, что она поняла, ее совсем не обрадовало.

Зловредное предсказание сбылось. Сразу после праздников начался странный период, когда никто не знал, куда идти и что делать. С дверей магазинчика сняли цветные фонарики и традиционные свитки с пожеланиями удачи в новом году. Пон-чан украдкой всплакнула, убирая их в коробку, и после этого все окончательно поняли, что торжество окончено, а новое будет еще не скоро.

Потянулись серые дни, похожие один на другой. Небо над городом хмурилось, и по оконным стеклам все чаще барабанили тяжелые капли. Непогода изматывала, как болезнь. Пон-чан, на которую шум дождя нагонял сонливость, подолгу дремала, привалившись к теплому боку Тетсу. Не хотелось смеяться, играть, суетиться; честно говоря, не хотелось даже думать.

- Странно, - задумчиво проговорил Ди, прослушав по радио очередное сообщение об осадках. – Сезон дождей должен был закончиться еще в сентябре. Может, здешний дракон сильно не в духе?

- Дракон? – сонно пискнула Пон-чан со своего места.

Ди счел нужным пояснить:

- В каждом крупном водоеме живет дракон, который может управлять погодой. В принципе, состояние атмосферы напрямую зависит от его настроения, но, чем дракон сильнее и старше, тем он спокойнее, так что большинству стран погодные капризы не грозят. Должно быть, в здешнем проливе обитает совсем молодой дракон, который еще не научился себя контролировать.

Слушая эту историю, похожую на сказку, Пон-чан снова задремала.

Проснулась она только к ужину. В магазинчике царило непривычное оживление. Как оказалось, виной всему был кусок отсыревшей штукатурки, который упал с потолка и чуть не придавил кошку. Кошка возмущенно шипела.

Ближе к вечеру звери собрались на совет. Слово взял Тенко, как самый старший из присутствующих.

Он вздохнул и протянул:
- Мдааа.

Тетсу согласно фыркнул. Остальные ничего не сказали. Всем было ясно, что с разбушевавшейся стихией надо как-то бороться, но как именно – никто не знал.

Ночью с потолка закапала вода. Обитатели магазинчика снова решали, что делать, и снова ничего не решили.

Пон-чан была лишена права голоса, поэтому она просто тихо наблюдала, как на дорогой узорчатый ковер падают тяжелые прозрачные капли. Их монотонные удары завораживали. В какой-то момент Пон-чан отчетливо представила, как далеко отсюда, на дне пролива, плачет дракон, но никто не видит его слез.

Теперь ей было ясно, отчего в морях такая соленая вода.

В конце концов, спасти всех от непогоды вызвался граф, которому стало жаль безнадежно испорченный ковер.

- Я поговорю с драконом, - устало бросил он, доставая пестрый шелковый зонтик.

Ди ушел, а Пон-чан принялась смотреть на часы. Часы показывали три пятнадцать, потом три двадцать. В общем, они показывали три с чем-то очень долго. Пон-чан боялась темноты и неприкаянно бродила с места на место, а потом, устав, подошла к Тетсу и ткнулась носом ему в бок, потому что бояться вдвоем было не так страшно.

Ди вернулся под утро. Подол его чеонгсама намок и лип к ногам. Он поставил в угол зонтик, с которого стекала вода, и прошел в комнату. Пон-чан выскочила ему навстречу. Следом вышел Тенко: он всегда бодрствовал по ночам, предпочитая отсыпаться днем – просто потому, что больше так никто не делал.

- Вы видели дракона? – спросила Пон-чан, доверчиво склонив голову набок.

- Все не так просто, - тихо отозвался Ди.

Было заметно, что он совсем вымотан. Он заварил себе горячего чая, присел на диван и только тогда заговорил, грея руки о чашку:

- Я разговаривал с чайками. Все оказалось сложнее, чем я думал. Местный дракон не живет в водоеме. В общем, это длинная история…

Пон-чан кивнула и подперла подбородок ладонью, приготовившись слушать. Длинные истории наводили на нее скуку, но она понимала, что в последнее время Ди не с кем поговорить, кроме своих питомцев, поэтому сделала вид, что ей интересно.

- Когда-то, почти тридцать лет назад, в здешнем проливе утонул мальчик из рыбацкого поселка Абердин. Его мать была колдуньей. Она вызвала дракона и спросила, почему тот не спас ее сына. Он ответил, что ему нет дела до человеческой боли.

Ди замолчал, давая Пон-чан возможность вставить слово, но она не знала, что сказать. Будь здесь тот детектив из Лос-Анджелеса, подумала она, беседа бы наверняка оживилась. Пусть замечания Леона часто были бестактны, но он умел расшевелить графа. У обитателей магазинчика это получалось куда хуже.

- В общем, та женщина прокляла дракона и заточила его в человеческое тело, - продолжил Ди, догадавшись, что реакции на свои слова он может ждать еще очень долго. – Как я понял, это случилось почти тридцать лет назад. Дракон до сих пор в Гонконге, но никто не знает, какое обличье он сейчас носит. В этом-то и проблема.

- А вы смогли бы его узнать? – спросила Пон-чан.

- Смог бы, если увидел. Но я понятия не имею, где его искать.

Тенко, до этого, казалось, вовсе не интересовавшийся беседой, вдруг поднял голову. В его глазах блеснул азартный огонек.

- Ну, некоторые данные у нас все же есть, - он хитро прищурился. – Дракон, говоришь? Он и в человеческом теле будет выглядеть неординарно. Скорее всего, он кажется окружающим очень привлекательным. Ему чуть меньше тридцати, он вырос в детском доме или в приемной семье. Еще он почти наверняка занимает высокий пост: драконы слишком самолюбивы, чтобы держаться в тени. Видишь, мы все-таки кое-что знаем.

- Слишком мало информации, - покачал головой Ди. – Если бы Леон был здесь, он мог бы пробить эти сведения по своим каналам, но…

Он осекся, словно понял, что и так уже сболтнул лишнее. Пон-чан деликатно промолчала. Она не понимала, почему граф так странно себя ведет. Если он так хочет увидеть Леона, почему бы просто не попросить того приехать?

Пон-чан пнула ногой обивку кресла, на котором сидела. Ей хотелось в тепло, хотелось к кому-нибудь под бок. Она впервые почувствовала, как грустно и непонятно устроен взрослый мир, и это открытие ее встревожило.


2. Штормовое предупреждение

- Боишься, да?

Пон-чан вздрогнула и отскочила от Тенко. Она ненавидела его манеру подкрадываться со спины и неоднократно об этом говорила, но на кицунэ ее просьбы не производили особого впечатления. Наверное, ей следовало бы сказать, что она обожает, когда ее застают врасплох, и выходки немедленно прекратились бы; но она была слишком простодушна, чтобы додуматься до такого.

- Вовсе я не боюсь, - храбро заявила Пон-чан и тут же подпрыгнула, услышав очередной раскат грома.

С утра по радио объявили штормовое предупреждение. Ди, услышав это, нахмурился и высказал надежду, что дракон все же успокоится. Однако, должно быть, кто-то сильно довел бедное животное, потому что к полудню над городом сгустились тучи. В магазинчике сразу стало темно, и пришлось зажечь все лампы. Поднявшийся ветер глухо завыл, ударяясь в оконные стекла. То тут, то там начали вспыхивать молнии. Пон-чан испугалась и спряталась в угол, пообещав самой себе, что не вылезет оттуда до тех пор, пока гроза не кончится.

- Нечего так трястись, - снисходительно заметил Тенко. – Что тебе могут сделать эти дурацкие молнии?

- Меня пугают не молнии, а гром, - насупившись, сказала Пон-чан.

- Ага, ты все-таки признала, что боишься!

Пон-чан рассерженно топнула ногой. Она была так возмущена поведением Тенко, что даже забыла про ураган.

Лис, собственно, этого и добивался. Схватив Пон-чан за руку, он потащил ее к окну.

- Вот, смотри, - бросил он. – Будешь потом рассказывать, что видела ураган "Мальвина".

- Почему "Мальвина"?

- Это я его так назвал, - гордо сообщил Тен-чан. – Если есть ураган "Катрина", то почему бы не быть "Мальвине"?

Пон-чан вскарабкалась на широкий подоконник и прижалась носом к холодному стеклу. Снаружи буйствовал ветер. С крыши по жестяному желобу потоками стекала вода. Пон-чан вгляделась в ночную мглу и вдруг вскрикнула:

- Ой, смотри, звезда падает!

- Какая звезда? – удивился Тенко. – Все небо в тучах!

- Да вон же, вон!

Тенко посмотрел туда, куда указывала Пон-чан. Сверху и вправду стремительно спускался огонек. Правда, летел он не прямо, как полагалось порядочной звезде, а как-то по косой, словно всеми силами старался удержаться в воздухе.

- Надо загадать желание, - сказала Пон-чан.

Огонек приблизился и вдруг стал стремительно снижаться. Тенко пригляделся еще раз.

- Это не звезда, - заявил он вдруг. – Это летит дракон.

Пон-чан потерла глаза кулачками. Теперь и она смогла разглядеть, как дракон отчаянно молотит крыльями воздух, пытаясь не сорваться вниз. В какой-то момент ему почти удалось набрать высоту, и Пон-чан, с тревогой следившая за ним, облегченно вздохнула. Однако уже в следующий миг дракон дернулся в агонии, нелепо взмахнул хвостом и камнем понесся к земле. Даже с такого расстояния было заметно, что его тело меняется, становится похожим на человеческое.

Пон-чан закрыла глаза и отвернулась.

- Сейчас грохнется, - сообщил Тенко.

Действительно, через пару секунд где-то рядом раздался глухой удар. Тенко прислушался.

- Да это же у нас во дворе!

Пон-чан по-прежнему стояла, спрятав лицо в ладонях. Ей казалось, что если она зажмурится как можно крепче, то все случившееся исчезнет, как страшный сон.

Она не видела, как в комнату вошел Ди, только услышала его легкие шаги и вслед за этим взволнованный голос:

- Ну что же вы стоите?! Возможно, он еще жив. Идемте быстрее на улицу.

Пон-чан отняла руки от лица. Щекам было жарко. Ди наклонился к ней и что-то успокаивающе проговорил – она не поняла, что именно, но ей стало чуточку легче.

Потом все выскочили на улицу и засуетились. Пон-чан оттеснили к крылечку, и ей оставалось лишь догадываться о том, что происходит. Дракона, теперь уже окончательно принявшего человеческий облик, подняли с земли и перенесли на диван в гостиной. Там, где он лежал, на траве осталось темное пятно.

Пон-чан не сразу поняла, что это кровь.

- Ничего, к утру дождь все смоет, - бросил Тенко.

Пон-чан промолчала. Она привыкла иметь дело с водой и твердо знала, что смыть можно далеко не все.

В магазинчике зажгли все лампы. Пон-чан вернулась в комнату последней. Строго говоря, ей давно пора было спать, но она твердо решила не ложиться до тех пор, пока не увидит все до конца.
Ди хлопотал, склонившись над незваным гостем. Тенко держал аптечку, всем своим видом показывая, как ему наскучило это занятие.

Пон-чан подошла ближе и осмелилась бросить взгляд на незнакомца. Под его глазами залегли несмываемые тени, губы были страдальчески изогнуты, длинные черные волосы смолой растеклись по подушке.

- Жалко, - заметила Пон-чан вслух. – Красивый.

Тенко фыркнул. Ди, не оборачиваясь, бросил:

- Не волнуйся, он скоро поправится. Обычный человек, упав с такой высоты, наверняка переломал бы все кости, но драконы – существа иного рода.

- Я видела кровь, - насупившись, проговорила Пон-чан.

- Падение тут не при чем. У него прострелено плечо. Рана совсем свежая.

- Ну, разумеется, - влез в разговор Тенко. – Чего еще можно было ожидать от существа, которое даже не в состоянии контролировать свои эмоции? Я не удивлюсь, если завтра к нам нагрянет полиция, и выяснится, что этот тип убил кого-то в перестрелке.

Ди, не обращая внимания на эти мрачные пророчества, снова занялся пациентом. Дракон вдруг дернулся, открыл лиловые глаза и с досадой прошептал:

- Глупое человеческое тело притянуло меня к земле…

После этого он прочно замолчал и не издал ни звука, пока Ди торопливо и неловко, как умел, обрабатывал его рану. Иногда, когда боль становилась совсем уж невыносимой, он откидывал голову и до крови кусал губы. В такие минуты Пон-чан отворачивалась, а Тенко небрежно замечал:

- Ишь ты, какие мы гордые!

По комнате распространился резкий запах лекарств. Минут через двадцать с перевязкой было покончено. Тенко, воспользовавшись паузой, куда-то улизнул. Ди отправился мыть руки.
Пон-чан постояла возле дивана, не зная, что делать дальше.

- Пить, - позвал дракон.

Голос у него был совсем слабый, но, тем не менее, произнесенная фраза по интонации больше смахивала на приказ, чем на просьбу. Пон-чан поймала себя на мысли, что немного побаивается гостя. Она пулей метнулась на кухню, принесла оттуда чашку с чаем и протянула ее дракону, стараясь не пролить ни капли. Тот взял чашку здоровой рукой, отхлебнул глоток.

- Это что?

- Чай, - ответила Пон-чан, еще больше робея.

- Разве я просил чаю? Принеси бурбон.

Пон-чан не знала, что такое бурбон, и сильно сомневалась, есть ли он в магазинчике, но сказать это вслух не решилась. Дракон действовал на нее гипнотически. Она покорно встала и отправилась на поиски кого-то, кто мог бы ей помочь. Навстречу попался Ди.

- Граф, у нас есть бурбон? – пропищала Пон-чан.

Ди нахмурился.

- Зачем тебе?

- Дракон попросил.

Ди помрачнел еще больше, нахмурился, аккуратно отодвинул Пон-чан с дороги и пошел в комнату. Через мгновение оттуда донесся его голос:

- Советую вам усвоить, что из всех напитков здесь можно получить только чай. Пейте то, что вам принесли, а потом постарайтесь уснуть. Завтра мы поговорим.

Дракон что-то раздраженно бросил в ответ, но что именно, разобрать было невозможно. Кажется, мысль о чае его не слишком вдохновила.

Пон-чан вздохнула и отправилась в свою комнату, гадая по пути, что же собой представляет этот загадочный бурбон.


3. Пасмурно

Утро в магазинчике обычно начиналось часов в одиннадцать, но в этот раз Пон-чан проснулась гораздо раньше. Неслышно ступая, она подошла к окну. За ночь буря улеглась, но хмурые тучи по-прежнему висели над городом. В целом пейзаж выглядел на редкость угрюмо.

Пон-чан вздохнула и на цыпочках вышла в коридор. Ее мучило любопытство: как там дракон? Мелькнула мысль, что ночью он мог сбежать, и Пон-чан невольно ускорила шаги, чтобы побыстрее заглянуть в гостиную.

Дракон был на месте. Он успел где-то найти черный шелковый халат, завернулся в него и задумчиво поигрывал кистями на поясе.

Напротив, в кресле, сидел Ди. Граф с драконом пили чай. Точнее, граф пил чай, а дракон снисходительно наблюдал за этой процедурой.

Пон-чан почувствовала, что робеет, и поспешно сделала шаг назад. По счастью, дракон ее не заметил, потому что в этот момент к нему обратился Ди:

- Может, вы все-таки объясните, что вчера случилось?

Дракон промолчал.

- Кто в вас стрелял?

Снова молчание.

- Послушайте, ваша манера общения ставит меня в тупик, - не выдержал Ди. – Неужели вы способны поддерживать беседу только тогда, когда речь идет о спиртных напитках?

Дракон, словно устыдившись, склонил голову. Когда он заговорил, голос его звучал ровно и без выражения, как будто он твердил выученный урок.

- Прошу простить меня за мое недостойное поведение. Я отвечу на все ваши вопросы.

Ди смягчился и сказал совсем не то, чего ожидала Пон-чан:

- Ладно, забудем. Я, со своей стороны, признаю за вами право не рассказывать о том, что случилось вчера. Но скажите хотя бы, как вас зовут.

- Фейлон.

Имя было странное, непривычное. Пон-чан повторила его шепотом, словно пробуя на вкус.

- Вы знаете, кто вы на самом деле? – мягко продолжил Ди.

- Со вчерашнего дня – да.

Фейлон отвечал коротко, глядя куда-то в сторону. Понять, о чем он думает, было невозможно, и все же Пон-чан сделала вывод, что он не в восторге от сложившейся ситуации: недаром небо с утра заволокло тучами.

- Вы хотите вернуться в мир людей? – спросил Ди после паузы.

Фейлон ненадолго задумался.

- Нет. Мне незачем возвращаться, меня никто не ждет.

- Тогда, полагаю, вы найдете мое предложение интересным.

Пон-чан уже с трудом следила за ходом беседы. Она не понимала, зачем нужны эти длинные вежливые фразы, если то же самое можно сказать в двух словах.

- Я готов помочь вам избавиться от человеческого тела, - размеренно проговорил Ди, отпив глоток чая чая. – Вы сможете вернуть свой истинный облик и снова поселиться на дне пролива.

- Я жил под водой? Не помню.

- Вы вообще меня слушаете? – с досадой спросил Ди. - Неважно, где конкретно вы жили, я говорю в первую очередь о том, что помогу вам снова стать драконом. Ну как, согласны?

Пон-чан ожидала, что Фейлон обрадуется, узнав о возможности перевоплощения, но он лишь молча кивнул. Каким-то шестым чувством Пон-чан поняла: щедрого предложения Ди было явно недостаточно, чтобы разогнать тучи.

- Вы можете остаться здесь на пару дней, пока не почувствуете себя лучше, - тем временем продолжил граф. – Будь вы человеком, ваша рана заживала бы не меньше двух недель, но вы – не человек.

Фейлон снова небрежно кивнул и после этого демонстративно прикрыл глаза. У Ди хватило такта, чтобы сообразить, что гостя тяготит его присутствие. Он поднялся с места, разглаживая подол чеонгсама.

- Если вам что-то понадобится, зовите, - сказал он на прощание.

Дракон презрительно фыркнул. Судя по выражению его лица, он считал, будто в магазинчике при всем желании нельзя найти то, что ему действительно нужно.

День прошел зря. Небо так и не расчистилось. Покупателей было мало, а те, что были, не нравились Пон-чан: от них пахло сыростью и страхом. В довершение всех бед из клетки в дальней комнате сбежала крыса, а когда ее поймали, оказалось, что не та.

Не зная, чем себя занять, Пон-чан бесцельно слонялась из комнаты в комнату. Вскоре обнаружилась странная закономерность: куда бы она ни шла, она все равно рано или поздно оказывалась перед дверью в гостиную. Она боялась тревожить Фейлона и не заходила в комнату, только заглядывала, смешно вытянув шею.

Дракон вел себя на удивление тихо. Большую часть дня он дремал, откинувшись на подушки. На его лице застыло выражение странного равнодушия, как будто он ждал, когда же кончится эта тягомотина. Пон-чан решила, что он хочет домой.

На еду, которую принес Ди, Фейлон даже не глянул.

- Ну, как хотите, - бросил граф, убирая поднос. – Уговаривать вас никто не станет.

Пон-чан пожалела Фейлона и стащила для него пару конфет, но отдать их так и не решилась. Карамельки таяли у нее в кармане.
Она сделала еще один круг по коридору и вернулась на свой наблюдательный пункт возле дверей. На этот раз Фейлон заметил ее и позвал:

- Ну что ты все бродишь? Сядь здесь.

Пон-чан покорно вошла, уселась в кресло и принялась украдкой разглядывать гостя. Фейлон, казалось, забыл про нее. Он читал газету. Пон-чан успела заметить заголовок, набранный на первой полосе: «Кто стоит за таинственным убийством главы Байше?». Ей самой это было совсем неинтересно, а вот Фейлону статья, кажется, понравилась. Во всяком случае, он прочитал ее несколько раз, и Пон-чан даже подумала, что он учит текст наизусть. Ей стало скучно.

- Что такое Байше? – спросила она.

Фейлон оторвался от чтения.

- А ты не знаешь?

- Нет.

- И не надо.

Видимо, мысль о Байше была ему неприятна. Он раздраженно тряхнул головой, откидывая назад спутанные волосы. Пон-чан решила, что с больной рукой ему, должно быть, сложно самому привести их в порядок.

- Хочешь, я тебя причешу? – предложила она.

Фейлон посмотрел на нее с удивлением, но возражать не стал. Пон-чан притащила из ванной комнаты гребень и вскарабкалась на диван, поближе к дракону. От его волос шел сладковатый пряный запах. Пон-чан осторожно отделила тяжелую блестящую прядь, взвесила ее на ладони. «Хорошо бы у меня тоже были прямые волосы», - с сожалением подумала она.

Вся процедура заняла почти час. Фейлон сидел смирно, только под конец, когда Пон-чан попыталась погладить его по голове, вздрогнул, как будто ожидал удара.

- Ты глупый, - сказала Пон-чан. – Чего ты боишься? Никто тебя больше не обидит.

Он улыбнулся, но как-то невесело.


4. Резкое похолодание

Наступил понедельник – день, управляемый Луной. Пон-чан не любила его: она успела заметить, что, как правило, самые странные клиенты являлись именно в понедельник. С утра какая-то женщина, похожая на сомнамбулу, долго бродила под окнами, прежде чем решиться и зайти внутрь, а затем так же долго выбирала аквариумных рыбок. Рыбки смотрели на нее сквозь стекло, вяло шевеля жабрами.

Пон-чан отчего-то казалось, что покупательница тоже заперта в персональном невидимом аквариуме и оттуда, сквозь мутную воду, тоскливо разглядывает внешний мир.

Потом женщина ушла, так ничего и не купив, а на смену ей явился вертлявый парень, представившийся репортером местной газеты. Он что-то бормотал про дракона, которого видели над городом два дня назад, а потом, не спросив разрешения, принялся снимать всех животных на камеру. В числе прочего он умудрился сфотографировать Тенко как раз в тот момент, когда лис зевал.

- Вот так прямо и снял меня с открытым ртом, - жаловался впоследствии Тенко. – Типа это художественная фотография. Тьфу!

Пон-чан испугалась камеры и убежала в дальнюю комнату. Там, к ее удивлению, сидел Фейлон, читавший какую-то книгу.

- А ты чего прячешься? – поинтересовалась она.

Фейлон проигнорировал вопрос.

Вскоре Пон-чан заметила, что он избегает не только репортера, но и вообще всех, кто заходит в магазин. Поразмыслив, она пришла к мудрому выводу: Фейлон не хочет, чтобы его кто-то купил.

- Гордый, - повторила она то, что говорил при ней Тенко.

К обеду репортера удалось выпроводить, но за это время он успел слопать все пирожные, так что обедать было уже нечем. Ди отправился в кондитерскую лавку, а Пон-чан мысленно понадеялась, что сегодня покупателей больше не будет.

Не успела она об этом подумать, как колокольчик над входной дверью звякнул вновь. Тенко, оставшийся за старшего, выглянул из-под дивана с видом существа, которому все интересно, и, в то же время, на все наплевать.

- Надо же, какие люди, - оценил он.

Пон-чан робко взглянула на вошедшего. Отчего-то он показался ей опасным. Она избегала смотреть на него прямо, поэтому впоследствии, как ни старалась, не могла вспомнить его лица. В памяти осталось только стильное пальто, начищенные ботинки и запах дорогих сигарет.

Покупатель осмотрелся и, не обнаружив хозяина, уверенно направился вглубь помещения. Пон-чан, растерявшаяся от такой наглости, даже не пыталась преградить ему путь.

- Хватит прятаться, Фейлон, - вдруг позвал незнакомец.

На несколько мгновений стало так тихо, что Пон-чан услышала, как тикают часы в соседней комнате. Потом шелковые занавеси, скрывавшие вход в дальнюю комнату, распахнулись, и на пороге появился Фейлон. Какое-то время он просто стоял, напряженно глядя на гостя. Казалось, он был готов в любой момент сделать шаг назад.

- Ты красивее, когда злишься, - заметил посетитель.

- Не ломай комедию, Асами.

Дракон произнес это имя с шипением, как будто оно жгло ему язык. Пон-чан почувствовала желание немедленно убежать и спрятаться. Видимо, та же самая мысль пришла на ум и Тенко, потому что он сообщил, ни к кому конкретно не обращаясь:

- Я, пожалуй, пойду займусь там… чем-нибудь.

Пон-чан хотела последовать за ним, но неведомая сила толкнула ее вперед, и она, сама не зная как, вдруг оказалась между Асами и Фейлоном. Отступать было некуда.

Подумав, Пон-чан подошла ближе к Фейлону и встала, загораживая его от вероятного противника. Ей было страшно, очень страшно, но она вцепилась мокрой от пота ладошкой в занавеску и решила, что не уйдет.

Фейлон мельком глянул на Пон-чан, и, небрежно отодвинув ее в сторону, тут же снова повернулся к Асами.

- Зачем ты пришел? – осведомился он.

Было видно, что он старается держать себя в руках, но, по мнению Пон-чан, получалось у него не очень хорошо.

- Твои люди меня раздражают, - сообщил Асами. – Они второй день не дают мне спокойно заниматься делами, потому что думают, будто это я тебя убил, и надеются призвать меня к ответу.

- А что они еще могли подумать? – осведомился Фейлон. – К тому же их предположение недалеко от истины. Ты в меня стрелял.

- Это не считается. Если бы я хотел тебя убить, ты бы уже был мертв.

Выдав эту фразу, Асами прислонился к стене и сунул руки в карманы пальто. В отличие от Фейлона, он выглядел невозмутимо, почти расслабленно – или просто лучше умел скрывать свои чувства.

- Ты явился сюда, чтобы раздобыть доказательства того, что я жив? – поинтересовался Фейлон.

Пон-чан показалось, что в его голосе была нотка разочарования.

Асами хмыкнул. Это могло с равной вероятностью означать и «да», и «нет».

- Я никуда с тобой не пойду, - поспешил заявить Фейлон. – Я вообще не собираюсь возвращаться к людям.

Заметив, что Асами вопросительно приподнял бровь, он с досадой продолжил:

- Ты же видел, кто я на самом деле.

Асами снова хмыкнул. Фейлон продолжал говорить какие-то слова, слова, слова, и у Пон-чан, пытавшейся следить за ходом его мысли, голова пошла кругом. Насколько она успела понять, дракон обвинял гостя в том, что тот его довел, а заодно припоминал какого-то Акихито, который, видимо, тоже в свое время его доводил. Судя по выражению лица Асами, он считал, что упомянутый Акихито здесь вообще не при чем. Впрочем, эту точку зрения он держал при себе до того момента, пока Фейлон, уставший выпаливать обвинения, не развернулся, чтобы уйти. Асами поймал его за руку и толкнул на диван, после чего беседа, можно сказать, наладилась.

- Акихито тоже думает, что я тебя убил, и поэтому не хочет больше иметь со мной ничего общего, - проинформировал Асами.

- И ты не собираешься его переубеждать?

Асами промолчал.

- Ах да, я и забыл, что давать какие-либо объяснения ниже твоего достоинства, - поддел Фейлон.

Он, кажется, собирался продолжить, и Пон-чан напряглась, ожидая, что разговор снова затянется. Однако Асами, который, по-видимому, выслушивал подобное не в первый раз, поспешил сказать:

- Не будем об этом.

К немалому удивлению Пон-чан, Фейлон гневно взглянул на него, но смолчал.

- Я готов хранить твой секрет, - сообщил Асами, недобро ухмыляясь. – Но, сам понимаешь, за это придется заплатить.

- Я не могу воспользоваться своим банковским счетом, иначе мои подчиненные узнают, что я жив.

- А кто говорит о деньгах? – Асами присел на диван рядом с Фейлоном. – Меня интересует нечто более ценное.

Сказав это, он небрежно коснулся щеки дракона, провел пальцами вниз, очерчивая линию подбородка. Фейлон, к удивлению Пон-чан, не делал попыток отвести руку Асами.

- Знаешь, - промурлыкал он, - ты второй мужчина, который ведет себя со мной так настойчиво.
Асами счел такое начало многообещающим и придвинулся ближе.

- Первым был Арбатов, – невозмутимо продолжил Фейлон, чуть растягивая слова. – Его я, помнится, ударил по голове настольной лампой…

Асами опасливо покосился на лампу, стоявшую в пределах досягаемости, и убрал руку.

- Мы еще поговорим, - объявил он, поднимаясь с места. – А пока советую тебе забыть об эмоциях и спокойно подумать над моим предложением.

Фейлон фыркнул, но ничего не сказал.

Он молчал и потом, после ухода Асами, и так же молча, с непроницаемым выражением на лице, направился под вечер к себе в комнату.

Пон-чан так и не решилась заговорить с ним. Одинокая, потерянная, она бродила по коридору, не зная, куда себя деть. Ей казалось, что стало намного холоднее, и она даже не удивилась, когда к ночи с неба посыпался колючий мелкий снег.


Просмотров: 1485 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz