Вторник, 17.10.2017, 18:16Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Чужой против Хищника-2", NC-17, Фейлон/Акихито, Асами

Название: Чужой против Хищника-2Рейтинг
Автор: Николаос
Пейринг: Фейлон/Акихито; Асами присутствует, куда ж без него.
Рейтинг: R
Жанр: angst. ну и romance тоже. Еще крошечный кроссовер с YnM, почти незначительный.
Аннотация: кого устроил прошлый финал – лучше не читайте. Кому интересна альтернатива – велкам!
Предупреждение: ООС там, где увидите. Не увидите – значит, нет.



I don't know why, I don't know how
I thought I loved you but I'm not sure now
I hear the thunder crashing, the sky is dark
And now a storm is breaking within my heart…

Pet Shop Boys


Если долго не спишь, мир вокруг начинает плыть и колыхаться, как сигаретный дым.

Номер его телефона я нашел совершенно случайно – когда собирался стирать джинсы, в которых вернулся из Гонконга. Он был в заднем кармане – написан от руки на чистой визитной карточке. Я спрятал его подальше. Ну, было у меня предчувствие, что Асами не обрадуется, если найдет.

Теперь я тыкаю непослушными пальцами в кнопки телефона, а экранчик плывет перед глазами, то ли с недосыпу, то ли от слез.

- Слушаю!

Это самая тупая тупость – то, что я делаю.

- Фейлон… сан, это я…

Не успеваю назвать имя – в этом нет необходимости.

- Акихито?

Узнал… по голосу… как странно…

- Что-то случилось?

- Да. Случилось…

Я едва слышу его среди этого шума и уж конечно, не могу понять на слух его настроение. Да с чего я вообще решил, что у него есть на меня время? И даже если есть – станет ли он тратить его на мои проблемы... Тем более что по большинству они вовсе не мои.

- Где Асами, Акихито?

Ключевое слово, после которого я плавно стекаю по стене, прижимая телефон к уху. Проходящая мимо женщина смотрит осуждающе – наверное, думает, что я пьян или обдолбался.

- Фей, я… думаю, его убили.

***


Молчание в трубке – ровно четыре секунды.

- Ты где находишься?

- В аэропорту Нарита… в терминале.

Вытираю слезы ладонью – скорее размазываю, от этого в глазах еще мутнее. Кажется, он слышит мое сопение, потому что голос ощутимо меняется, почти гладит, как меховая кисточка на хвосте шиншиллы.

- Акихито, моя бы воля, я приехал бы к тебе через пять минут. Но, к сожалению, у меня нет таких технологий. – Тут я мимо воли улыбаюсь, фыркаю, и это он слышит тоже. – Ты потерпишь несколько часов? Будь там, я тебя найду.

Он отключается. Пошатываясь, я встаю и занимаю одно из кресел в зале ожидания. Сон то накатывает на меня, то отползает, как волны по песку. Кажется, что разговор с Фейлоном мне просто приснился. Как часто снится он сам. Не знаю, почему – после того, как вернулась память, мои представления о Фейлоне до и после амнезии смешались в довольно противоречивый коктейль… и, похоже, более раннее схватку проигрывало. Ну такой я – люблю думать о людях лучше, чем они есть. И когда-нибудь это выйдет мне боком… может, совсем скоро.

Нет, я ненормальный. Просто псих…

Секунды тянутся, часы пролетают, я с трудом отличаю реальность от сна. Даже когда кто-то кладет мне руки на плечи и осторожно встряхивает:

- Акихито… просыпайся.

Я узнаю его запах. Я вижу его лицо перед собой, и это так похоже на сон.

Однако это явь. Фейлон прилетел первым же рейсом до Токио и стоит передо мной, а я не знаю, кинуться ему на шею или держать себя в руках, потому что развезет сто процентов. Оригинал гораздо лучше, чем мой самый яркий сон – хотя сейчас его волосы собраны, одет просто в джинсы и рубашку навыпуск, расстегнутую на стойке. Позади – новый телохранитель, не Йо. Интересно, куда подевался Йо?..

Фейлон выглядит немного злым – или раздраженным, складка меж бровей острее лезвия. Он снимает очки, и на мгновение я вдруг вижу ту высокомерную тварь, мертвую внутри, что держала меня в клетке и трахала до крови. Я уже готов отшатнуться, но тут его лицо теплеет, ненамного, и мне достаточно - не выдерживаю, просто тыкаюсь лицом ему в грудь и застываю… усталость наваливается как лавина на маленький домик в горах. Пальцы легко пробегают по волосам, по шее, потом Фейлон отстраняется и внимательно смотрит в мои покрасневшие глаза:

- Как давно ты нормально спал?

- Три… да, три дня назад.

- Значит, это случилось три дня назад… Ладно, поехали, - говорит он, - расскажешь все по дороге.

Блин, ну почему, когда так надо поблагодарить, ни одно слово не приходит в голову?...
На улице я слегка просыпаюсь, потому что впервые в жизни вижу «бугатти-вейрон». О том, чтобы прокатиться, и не мечтал даже. Фейлон помогает мне сесть, потому что меня ощутимо шатает, и обнимает за плечи. Так у меня есть шанс удержаться вертикально.

- Рассказывай.

- Он сказал, что придет вечером. А если не придет, то позвонит. Но он не пришел, и телефон его не отвечает. Тогда я поехал в его квартиру… вчера… а там все вверх дном. Не похоже, чтобы что-то искали. Кажется, просто хотели ее разнести.

- А где твоя квартира?

- Там же… в западном Синдзюку. Но я не хочу возвращаться, а вдруг тоже…

- Это правильно.

Я тру глаза, но это помогает мало. Мир вдруг превращается в текучую густую массу, сползающую по тонированному стеклу «бугатти», и дальше – только холодок кондиционера и ладонь Фейлона у меня под щекой. В данных обстоятельствах о лучшем я и мечтать не мог.

Следующим пятном реальности стала вывеска «Ритц-Карлтон» и смутное ощущение, что меня куда-то несут. Я же тяжелый… зачем… с тихим шорохом открываются двери лифта. И преступное желание – чтобы лифт ехал вверх и вверх до конца времен, пока я буду спать на руках Фейлона…
А потом наконец кровать, и вот сейчас я почти счастлив.

У меня нет ощущения, что дорога каждая минута. На самом деле, я уверен – ничего уже не исправить.

***


Запах кофе и сигарет. Мне это снится, и на самом деле все по-прежнему. И Асами сейчас откроет дверь своим ключом, а в руках у него будет…
Нет.

Я просыпаюсь от голоса Фейлона. Он говорит по телефону – ругается по-китайски, меряя шагами комнату, как пантера в клетке. Ну, может, не ругается – но звучит именно так. Бог ты мой, комната - да это прямо императорские покои. Слышал, номер в пентхаусе «Ритц-Карлтон» стоит около двухсот штук зеленых за ночь – а судя по виду из окна это именно он и есть.

Рядом на столике поднос с едой и чашка кофе – горячий, видно недавно принесли. Отпиваю глоток – фу, эспрессо! - и наблюдаю за Фейлоном, не решаясь подать признаки жизни. Да, он может быть жутким, если захочет... И даже если никто не видит. Когда у него такой голос, лично мне хочется убежать и спрятаться – и не думаю, что реакция других кардинально отлична.
Странно… не знал, что он курит сигареты.

Я быстро и бесцельно ем, даже не разбирая, что именно, лишь бы заполнить ноющий вакуум внутри. Получается так себе.

Закончив разговор, Фейлон опускается на кушетку рядом со мной, отбрасывая волосы назад и положив тлеющую сигарету на край пепельницы. Он переоделся в халат, и хотя узоры не яркие, все равно рябит в глазах.

- Допивай кофе, ты мне сейчас нужен. Получше тебе?

Киваю. Хотя не факт.

- А теперь подумай, пожалуйста, о том, что может мне пригодиться. Постарайся, Акихито, помочь может любая мелочь. Как вам жилось в последнее время?

Я прикусываю губу и отвожу взгляд – немножко.
- Да не очень. То есть когда мы вернулись из Гонконга, все было хорошо, но потом… Асами… он…

- Я не лезу в вашу личную жизнь, - усмехается Фейлон и легким движением отводит прядку волос мне за ухо. – Но если думаешь, что это важно, говори.

- Он перестал оставаться на ночь, - выдаю наконец, и это было самое трудное, а дальше все ерунда. – Последние пару месяцев. Приходил нечасто… не так часто… и на ночь не оставался. – Ощущение пальцев Фейлона никак не проходит, и я машинально касаюсь уха. – А недавно у него была какая-то важная сделка. Такой ходил довольный… что-то связанное с оружием… я слышал разговор. С человеком из Киото… мне показалось, Асами знает его очень давно. И у этого человека в Киото есть то ли отель, то ли бордель.

Фейлон замирает, и его лицо темнеет, будто набежала тень.

- Вот как… бордель, значит… - тихо говорит он, и этот тон мне совсем не нравится, в нем не больше оптимизма, чем в газовых камерах Аушвица. – Ну что ж, милый, у меня две новости. Если это тот человек, о ком я думаю, - а это без сомнения так – то ты в безопасности. Он не садист и не социопат - не из тех, кто в отместку вырезает семьи, хотя его кодекс этого и не запрещает.

Это была хорошая, а плохая?...

- А вторая в том, что ты, скорее всего, прав. Асами мертв. Или же это вопрос времени.

Молчу в ступоре. Вообще-то я был к этому готов, словно всегда знал. А слез нет, как перекрыли кран, в глазах сухо и больно.
Фейлон смотрит на телефон несколько долгих секунд. Потом очень медленно начинает набирать номер по памяти. Это прямо дежа вю – вот так же и я набирал его номер – медленно, неуверенно, уговаривая себя продолжать после каждой нажатой цифры.

- Я хочу поговорить с твоим хозяином, - произносит он тем самым пугающим голосом, и у меня мимо воли снова по спине маршируют мурашки. – Передай ему, что звонит Лю Фейлон.

Пауза. А затем он включает громкую связь и кладет телефон между нами.

- Здравствуй, Рё-сан. Ты по делу или как?

Я думал, у Фейлона красивый голос – но этот еще глубже и богаче на роскошные оттенки. Фейлон умеет говорить так, что собеседник цепенеет от ужаса – но этот… ему даже не нужно повышаться, чтобы быть услышанным. Это даже не голос – это суть.

- Здравствуй… и пожалуйста, опустим церемонии, - говорит Фейлон негромко, идеально ровным тоном, но я вижу, как он хмурится – будто одновременно контролировать голос и лицо для него сейчас лишняя трата энергии. - Дело… оно скорее личное. Скажи мне, Асами Рюичи жив?

Я от напряжения дышать не могу. Рука дрожит так, что чашка грозит выскользнуть, и я ставлю ее на поднос.

- А что тебе до Асами, Фейлон-сан?

- Пока я хочу знать, что с ним.

Снова пауза, и голос становится чуть тяжелее, как облако перед дождем.

- Он жив. Хотя и ненадолго.

Выдыхаю – медленно и судорожно, сердце о ребра – в кровь.

- Прости, что отнимаю твое время, но это важно. Мне нужно знать, что произошло – вкратце, без подробностей. Если можно.

Впервые слышу, чтобы Фейлон звучал так… вежливо. Чего ему это стоит - не представляю даже.

- Ну если ты так просишь, то пожалуйста, - соглашается голос, хотя тяжесть из него не уходит. – У нас с ним были общие дела. Два дня назад из пункта А вышло грузовое судно с моим товаром, однако в пункт Б пришло совсем другое судно. С другим товаром. Не будь мои заказчики столь придирчивы, может, это и сошло бы ему с рук… как раньше. Но в этот раз ему просто не повезло. И я не стану прощать Асами только потому, что наши отцы дружили, а мы учились в одном колледже. Ты же понимаешь меня, Фейлон-сан?

- Разумеется. Но… почему он все еще жив?

- Потому что мне все еще нужен мой товар.

Фейлон чуть бледнеет, легонько постукивая кулаком по сжатым губам. Потом говорит:

- А если я найду твой корабль?

- Хочешь сказать, я не нашел, а ты найдешь?

- Нет, что ты… просто, возможно, я чуть лучше знаю Асами.

- Он упрям и неплохо терпит боль, так что… ладно, я согласен. Даю тебе – и ему - время до завтрашнего утра. Если найдешь товар – обещаю Асами легкую смерть.

Фейлон прикусывает губу, глядя на меня, а я даже слез своих не замечаю – они текут себе и капают с подбородка, оставляя на обивке кушетки темные пятнышки. Ну вот и все, финита. Доигрался... Вопрос времени, я всегда это знал.

- Послушай… - голос Фейлона тоже помалу становится низким и грозовым. – У меня есть деловое предложение. Отдай его мне – и с меня ответная услуга.

- Отдать? – такое искреннее удивление, даже на фоне ровности и четкости. – Он убил двоих моих людей, Фейлон-сан, а я ценю своих людей.

- Это будет ценная услуга. Уверен, тебе есть, о чем попросить главу Бейше.

Пауза.

- Хорошо… как скажешь. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

«Ох, если бы», - говорит его лицо, но голос, как и прежде, ровен:

- И Ория-сан… ну, в общем, прибереги его для меня в нормальном состоянии. Анатомически.

- Не беспокойся, – в голосе слышится улыбка. - Все его жизненно важные органы еще на местах.

Мне бы радоваться – а я не могу. Только в полутрансе вытираю наконец лицо рукавом. Фейлон откладывает телефон, подходит к окну… молча стоит несколько секунд. Потом вдруг достает пистолет и стреляет – в стену, бездумно, раз, другой.

Я только зажмуриваюсь, спрятав лицо в ладони. От пороха во рту горько.

- Дьявол… - шипит он и швыряет пистолет прочь, наугад, с диким грохотом разбивая аквариум. Когда заглядывает его бодигард, только отмахивается и резко говорит что-то по-китайски. Ярость брызжет во все стороны, как искры бенгальского огня, смотреть страшно, не то что подходить.

Наполняю водой вазу из-под цветов и собираю рыбок, глотая слезы. Я спас почти всех – кроме огромной темно-серой скалярии. Они были последние – черный вуалехвост и скалярия… слышал, их вообще нельзя держать вместе… Возможно, если бы я поднял ее первой, она бы выжила... Но я спас вуалехвоста – и теперь он смотрел на меня через стекло без малейшего намека на благодарность.

Ладони ложатся мне на плечи, и я вздрагиваю.

- Прости, милый, - тихо говорит Фейлон. - Ты не виноват.

- А кто?! Я впутал тебя в это… и что теперь? Чем это тебе грозит?

Он поворачивает меня к себе, берет за руки. Пальцы неторопливо выводят на ладонях знаки бесконечности.

- Услуга есть услуга. Мибу-сан – хороший бизнесмен, он не продешевит. Но и лишнего не попросит.

- Фей, я не знаю, что мне сделать, чтобы…

- Тихо ты. Я еще не нашел это чертово судно.

Хочется обнять его, даже руки сводит, но боюсь – еще подумает, что из благодарности. А я не из благодарности - я просто хочу и все.

- Надеюсь, Асами не решит, что все это ради него?..

- А это так?

- Черт, Акихито, в твоем возрасте пора знать, когда заткнуться.

Наконец он тянет меня за руки к себе, и я чуть ли не на колени ему влезаю. Такое облегчение… Фейлон целует меня в шею и просто держит, и я не расцепляю рук, даже когда он снова берет телефон и начинает звонить. Говорит он преимущественно по-китайски, но я и японский сейчас воспринимаю не очень. Потому что мне тепло и глаза у меня закрыты, и на какое-то мгновенье я чувствую себя в правильном месте.

***


Ночью страшно.

Фейлон зря решил спать со мной – я ему мешаю. Я и себе мешаю. Ночью все страхи и проблемы наваливаются бесконечной удушающей грудой, из-под которой не подняться. Просыпаюсь через каждые полчаса и реву, вцепившись зубами в подушку, она уже совсем сырая, причем со всех сторон – сколько ни переворачивай. Выдыхаюсь – и засыпаю, ненадолго. Фейлон периодически куда-то уходит, говорит с кем-то по телефону, потом возвращается и ложится рядом, а я лежу тихо и притворяюсь, что сплю. Хотя уснуть, когда внутри тебя ворочается клубок со змеями, довольно сложно.

В какой-то момент я сажусь на кровати, тяжело дыша, и к губам прижимается что-то стеклянное.

- Пей давай, - говорит Фейлон голосом, не терпящим возражений. – Залпом.

Боюсь, что это опять вискарь, но нет – коньяк. Не успеваю отдышаться от огненного шара по горлу, как он наливает мне еще одну. Послушно глотаю и эту.

- Мне плохо будет…

- Тебе уже плохо.

- Я так рад тебя видеть, Фей… так рад тебя видеть… - говорю заплетающимся языком, и мягкие губы касаются моего плеча.

- Я тоже. Но обстоятельства оставляют желать лучшего… как всегда.

- Как всегда… - я начинаю истерически хихикать, и Фейлон затыкает мне рот известным способом. Горечь от коньяка приятнее, чем от виски, в нем нет того резкого привкуса спирта. Я глажу его кончиками пальцев по лицу, по волосам, они словно нарисованы на коже черной эмалью.

- …Ты хотел порезать мне лицо, помнишь? – шепчу я и не отпускаю, глянцевые пряди змеятся по рукам. – Помнишь, Фейлон?..

Он молчит, глядя мне в глаза, и они кажутся мне зелеными. Я не помню, какого цвета его глаза на самом деле, но сейчас они зеленые, как тина.

- А помнишь, ты называл меня «оно»… - я коротко смеюсь, и это больше похоже на икоту, чем на смех. – В среднем роде. Я для тебя былО нечто такое забавное… неумелое... Если бы у меня в то время был пистолет, я бы пристрелил тебя… Всадил бы всю обойму... хотя стрелять я не умею… Слышишь, Фейлон? - Голову ведет, и я ложусь на подушку, не отпуская его рук. – И знаешь… я ведь был не против остаться с тобой… тогда, год назад…

- Что ж не остался? – подает он наконец голос.

- Из-за Асами… он не простил бы ни меня, ни тебя… Он проигрывать не умеет… ты же сам говорил – я люблю мир…

Фейлон закрывает мне глаза поцелуями.

Это не сон, а полубред. Мне не снится Асами, я даже не думаю о нем. Мне снится, что я измазан кровью с головы до ног, она тошнотворно липкая и засыхает медленно, как растопленный мед, течет по мне, и стереть ее невозможно – от этого она становится только более вязкой. Окровавленные пальцы оставляют следы на всем, к чему я прикасаюсь, алые сгустки и багровые разводы, пахнущие смертью. И когда она покроет мне лицо, я просто захлебнусь… задохнусь… я просто перестану жить.

Просыпаюсь чуть ли не с визгом. Фейлон подтаскивает меня к себе, прижимается к моей спине.

- Все хорошо, милый, – шепчет он мне в затылок, - тише… спи.

Да где ж хорошо?.. ну теперь да, получше. Его тело очень горячее. На смену страху неожиданно приходит возбуждение, накатывает так бесцеремонно, что нечем дышать. Я начинаю чуть ли не скулить, и рука Фейлона оживает – гладит по груди, по животу, ниже, прижимая крепче.

- Давай я, - его голос невесомый, как раскаленная пыль, - так быстрее…

Он чуть-чуть откидывает мое сведенное тело на себя и целует, продолжая двигать рукой, целует глубоко и безжалостно, отчего кожа губ истончается, а на шею ложатся лиловые метки. Он целует меня без остановки, когда внутри меня прокатывается огонь, и я задыхаюсь, чуть ли не сворачивая шею – но не прерываю поцелуй. Мне мало, но не я тут главный. И в какой-то момент мне становится вполне достаточно. Я вдавливаюсь животом в постель, прижимая и его руку тоже, и кончаю в таких конвульсиях, что несколько минут спустя еще дрожит все тело. Лежу в кольце рук Фейлона эти несколько минут, вздрагивая, пока не забываюсь привычным полусном, только в этот раз в нем нет крови.

Там вода, чистая и бесконечно-текущая. Она льется сверху, а я стою, подняв к ней лицо, и хочу ее объятий вечно.

За окном светает, когда я просыпаюсь от прикосновения ко лбу.

- Проснись, Акихито, - говорит Фейлон, и глаза его блестят как звезды. – Товар уже в порту Иокогама.

***


Мы поднимаемся в квартиру Асами, и каждый шаг дается мне все труднее. Она недалеко от моей, тоже с видом на башни-близнецы, только комнат больше. Фейлон гладит меня по спине, и если бы не это, я бы вряд ли смог преодолеть весь этот короткий путь от подъезда.

В квартире тот же разгром. Асами стоит открытого у окна и курит - я осторожно выдыхаю с облегчением. На нем нет никаких ужасных повреждений, по крайней мере, так не видно. Только рука забинтована от самых кончиков пальцев, повязка скрывается в рукаве пиджака. Когда подхожу, вижу ссадину над бровью и запекшуюся рану в уголке рта. И еще – пятнышко крови на воротнике рубашки, такое крошечное, но я не могу отвести от него глаз.

- Прекрасная работа, - говорит он и давит окурок прямо о подоконник. – Ты просто гений, Фей. Что ты пообещал ему, если не секрет – отработать в его заведении месяц-другой? Или услужить ему лично? В таком случае тебе придется постараться, потому что ты сильно не в его вкусе.

- Асами, неужели обязательно всегда быть такой скотиной?

Тон Фейлона безразличный – похоже, оскорбления его не достают.

Асами переводит взгляд на меня, и я не понимаю, что он значит. Прикасается к моему лицу, обводит пальцем контур рта.

- Акихито. Слушай внимательно, потому что я хочу, чтобы ты понял с первого раза и не переспрашивал. Я не желаю тебя больше видеть. Никогда.

Пол качнулся у меня под ногами, и я упираюсь рукой в подоконник.

- Асами…

- Тихо! – он морщится – наверное, голова болит. – Давай без соплей и разбирательств. Я никогда не прощу тебе, что ты сделал меня должником Фейлона. Это раз. И не приму тебя после него – это два.

Мне бы реветь от обиды – а я молчу. Его пальцы продолжают ласкать мое лицо, потом добираются до ворота футболки и слегка оттягивают.

- Отрадное зрелище. Может, скажешь, что спал с ним ради меня?

- Асами, что ты творишь?... – тихо говорит Фейлон, но он лишь делает в его сторону резкий жест.

- Еще одно слово из того угла – и я за себя не ручаюсь. Теперь, когда мы все разъяснили, можем наконец попрощаться.

Он снова хочет отвернуться к окну, но я не даю – вдруг вцепляюсь в лацканы пиджака и удерживаю из последних сил.

- Асами… Асами… черт, ты правда считаешь, что я не заслужил нормального объяснения?..

Он смотрит секунду, глаза холодные и темные, как антрацит. Потом говорит:

- Фей, выйди, пожалуйста. Нам надо кое-что уточнить.

Пауза. И резкий хлопок двери.

- Не замечал, что ты любишь сложности, Акихито. Я предложил короткий путь – почему бы тебе не принять его?

Я мотаю головой. Слезы до фига не вовремя. Пятнышко крови на его воротнике расползается и дрожит.

Асами берет меня за руку – там, где татуировка.

- Помнишь, куда ты меня послал, когда я велел свести это? Мне следовало отрезать ее вместе с рукой… но теперь она тебе может пригодиться.

Молчу – сказать нечего. Только чаще моргаю, чтобы лучше видеть.

- А теперь останови меня там, где я неправ. Ты уехал со мной из Гонконга год назад потому, что не хотел нарушать наш с Фейлоном вооруженный мир. Это было мудрое решение - я действительно развязал бы войну не на жизнь, а на смерть только из моего больного самолюбия… Так?

Все не так… не совсем так, но я все равно киваю.

- И память в тот момент к тебе уже вернулась.

- Ты всегда знал?..

- На самом деле мне пришло это в голову чуть позже. Я могу понять твое влечение к Фейлону – после амнезии он вылил на тебя такое море внимания, что захлебнуться недолго. К тому же ты мазохист – иначе мы не были бы вместе. И со всеми прекрасными воспоминаниями о Фейлоне, насильнике и убийце, ты все равно был не прочь остаться с ним. Хотел или нет?

Я снова киваю, очень медленно. Когда он говорит, это действительно кажется лишенным смысла.

Он поднимает мое лицо за подбородок, гладит по щеке пальцем.
- Я бы осудил тебя, не будь я сам насильником и убийцей. Думаешь, жить с Драконом легче, чем с Годзиллой?... – Асами усмехается. - Но дело даже не в этом. Дело не в том, что ты меня не любишь, самое главное – я не люблю тебя. Я устал от тебя, Акихито. И от твоего затянувшегося стокгольмского синдрома тоже. К тому же… - он наклоняется и легко целует меня в губы, хотя рана все равно начинает кровоточить, - считай меня идиотски сентиментальным, но… мне ОСТОЧЕРТЕЛО, что ты видишь его во сне.

Он легко отталкивает, я делаю шаг назад и наконец открываю рот. Но то, что из него вылетает, шокирует меня не меньше всего услышанного.
- Да с чего ты взял, что он меня возьмет?... – каждое слово царапает по горлу чуть ли не до крови. – Если.. он сделал все это, только чтобы ты стал его должником… зачем я ему теперь нужен?..

- Вот это уже – не мои проблемы, Акихито. И будешь выходить, позови Фея, будь добр, я хочу сказать пару слов и ему.

…В коридоре пусто и прохладно. Я сижу, опершись спиной о стену, потому что в ногах не уверен. Голова кажется легкой, как воздушный шарик, и такой же пустой. Там, в квартире, тихо, даже слишком. Они не кричат, не ругаются – уже неплохо. Через несколько минут Фейлон выходит хмурый, со сжатыми губами, и кладет руку мне на плечо.

- Пойдем отсюда.

Я покорно плетусь до машины, там он спрашивает: - Где ты живешь?

Вот и все.

Называю адрес. Отсюда буквально пять минут, мы останавливаемся у подъезда.

Надо что-то сказать, но не могу – мои последние слова еще зацепились в горле острыми шипами. Тогда говорит он:
- Акихито, у нас не так много времени. Возьми то, что тебе необходимо – зубную щетку там, кошку…

- Какую… кошку?..

Уголки губ Фейлона чуть поднимаются – совсем чуть.

- Ну, я думал, у тебя есть кошка. Ты похож на человека, у которого есть кошка… В общем, поторопись, милый, до рейса осталось меньше двух часов.

Я выпрыгиваю из машины очень быстро – боюсь, будет истерика.
…Не беру ничего. Оставляю даже камеру. Асами все-таки купил мне камеру, и квартиру, а вот кошку – нет. Фейлона, похоже, радует, что я возвращаюсь с пустыми руками, однако он ничего не говорит.

На одной из центральных улиц машина вдруг тормозит. Фейлон опускает стекло, и человек подает ему какую-то коробку.

Я не верю глазам. В коробке штук шесть ушастых котят – они пищат и дерутся, сбиваясь в перпетуум-мобиле-пушистый ком. Бездумно опускаю туда руки – ощущение просто невероятное. Полный восторг. Всегда мечтал вот так окунуть руки в коробку, полную котят.

- Это девон-рекс, - Фейлон улыбается – теперь уже полноценно – и теперь видно, что между нами лет пять, не больше. Он тоже запускает одну руку в снующую массу. – Какой тебе нравится?

Внезапно один из котят больно кусает меня за палец, и я вздрагиваю.

- Вот этот.

Мы летим первым классом, кроме нас в салоне никого нет. Хоть это и против правил, но корзинка стоит на коленях Фейлона.
Котенок грызет его пальцы, просунутые сквозь прутья. Я тоже просовываю палец и получаю свою порцию острых зубов.

- Что сказал тебе Асами? – спрашиваю тихо. Не знаю, зачем – я почти не верю, что он ответит.

- Сказал… если я тебя обижу, он пристрелит меня как собаку.

- А ты?...

- А я ответил, что в таком случае ему логично застрелиться. Потому что, даже если очень сильно захочу, я не смогу обидеть тебя так, как он.

Не реветь. Не-ре-веть… Шмыгаю носом – больно только миг, как укол тонкой иголкой. Я себя знаю – еще помучаюсь, но потом, не сию минуту. Фейлон открывает дверцу, и котенок проворно вскарабкивается ему на плечо.

- Тао с ума сойдет от радости… Как ее назовешь?

Всегда знал, что назову свою кошку Хармони. Но сейчас почему-то говорю:

- Кейос.

Так правильнее.
Он лишь слегка вскидывает брови, однако ничего не говорит. Несколько минут пробегают в молчании, прежде чем Фейлон снова подает голос, без всякого перехода:
- Я научу тебя стрелять.

- А?..

- Я научу тебя стрелять, – звучит так буднично, будто речь идет о вождении машины. - Ты должен уметь защитить себя.

- Спасибо…

- За что?

- За честность. – Я откидываюсь в кресле. – Асами… не учил меня стрелять. Чтобы я не подумал, что он не в состоянии меня защитить. Ты этого не скрываешь, за это спасибо.

Молчит – обдумывает мои слова. Кейос шастает по его плечу, блуждая в волосах, как в джунглях.
- А ты не так прост, как кажешься, Акихито…

- А ты – не такой монстр.

- Как кажусь?

- Как обязан быть.

Улыбка. Как вспышка. Ушастый девон-рекс трется о скулу Фейлона и мурлычет. Я приближаюсь, провожу носом по пушистой шерстке, касаюсь щекой… потом оттесняю - и котенок с недовольным писком перебирается на мое плечо.

Нет, я точно ненормальный. На всю голову больной - бросаю друзей, работу и лечу через океан с человеком, которого только начинаю узнавать. Это лишь котенок может позволить себе быть таким беззаботным. Хотя не уверен, что так уж сильно от него отличаюсь.

Фейлон притягивает меня ближе, я замираю, обняв его за талию и уткнувшись в шею. Его волосы еще пахнут порохом. Может, наконец, высплюсь – до Гонконга путь не близок. Без страха… без кровавых снов…

Кейос обрела на моем плече хрупкое равновесие и заснула. Если пошевелюсь – точно свалится.
Но я не собираюсь шевелиться. По крайней мере, какое-то время.

конец
Просмотров: 2040 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.9/34 |
Всего комментариев: 2
2  
а мне нравится!!!!!! клаааааасс!

1  
Вау Асами кинул Акихито punch это что то, впервые такое встречаю.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz