Вторник, 17.10.2017, 18:16Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"О странностях", PG, юмор, драббл
Название: "О странностях" Рейтинг
Автор: Розмари Бланк
Пейринги: те же, что в каноне
Рейтинг: PG
Жанр: юмор
Предупреждение 1: повествование ведется от лица оригинального персонажа
Предупреждение 2: этот персонаж – кот. Да, я знаю, что уже как-то писала POV кота. Но, в конце концов, у каждого автора свои фетиши. У меня – вот такие.



Наша хозяйка уехала в отпуск на две недели, и мы остались на попечении соседа. Мы – это я и комнатный цветок, отличавшийся труднопроизносимым названием и мерзким запахом.

Несчастное растение оказалось менее стойким, чем я. Оно продержалось шесть дней. Причина была проста: сосед постоянно забывал о том, что мы испытываем жажду, а цветок, в отличие от меня, не мог самостоятельно дойти до унитаза и попить. Ну и засох, идиот.

Оставшись без поддержки, я начал скучать, от нечего делать обгрыз уголки у ковра в прихожей и разбросал наполнитель из своего лотка. Сосед, увидев это, поймал меня и ткнул носом в учиненный беспорядок. Зачем? Я и так знал, что это я сделал.

После этого случая сосед решил, что меня нельзя оставлять без присмотра. Мне пришлось переехать к нему в квартиру. Нельзя сказать, что я чувствовал восторг при мысли об этом, но меня, как обычно, забыли спросить.

Новый хозяин был хороший парень, но дурак. Он, например, никак не мог научиться правильно произносить мою кличку. Согласен, Дон Пойзн IX – довольно странное имя для кота, но не настолько же странное, чтобы нормальный, вменяемый человек не мог запомнить его ни с первого, ни с пятого, ни с двадцать пятого раза. Так нет же! С упорством, достойным лучшего применения, этот тип продолжал именовать меня «Дон Пузан».

Кроме того, парень принадлежал к одной из самых вредных и вездесущих пород людей: он был фотографом. Когда я мирно дремал в кресле или лакал молоко из плошки, он тихонько подкрадывался, чтобы садистски ослепить меня вспышкой фотоаппарата. После этого у меня перед глазами долго плавали разноцветные круги, а хозяин, закачав снимки в компьютер, рассматривал их и восторженно восклицал:

- Ух ты, гляди, какой кадр получился! Просто замечательный кадр!

Помимо фотографии, его мало что интересовало. Помню, он очень удивился, услышав по радио, что Плутон уже больше года не считается планетой, и немедленно принялся обзванивать своих приятелей, чтобы поделиться с ними этим открытием.

Я никак не мог понять, что у него на уме. Парень вел странную, бестолковую жизнь. Он, например, встречался одновременно с двумя мужчинами, причем оба его любовника обладали на редкость мерзким характером. Я им дал подпольные клички Извращенец и Стервь.

Эти двое, в отличие от фотографа, знали если не все, то почти все. Стервь блестяще разбирался в искусстве и говорил на нескольких иностранных языках. Извращенец утверждал, что окончил Гарвард; возможно, даже не врал.

Вдобавок Извращенец знал, что он извращенец, и очень гордился данным определением своей персоны. Видимо, много лет назад кто-то сгоряча его так назвал, а он взял и поверил. На тот момент, когда я с ним познакомился, он делал все, чтобы оправдать свое звание.

Стервь не думал, что он стервь, и очень оскорбился бы, услышал от кого-то столь нелестную характеристику. Зато он знал все об окружающих. Я подозреваю, что именно он когда-то впервые назвал Извращенца извращенцем. Он давно составил себе четкое мнение обо всех знакомых и с тех пор ни разу не удосужился его проверить: зачем, ведь люди не меняются, а короли не могут ошибаться. Прошлое занимало его куда сильнее, чем настоящее. Он коллекционировал старинные книги и старые обиды, причем последние даже с большей страстью. Самым ценным экземпляром в его собрании, безусловно, была злость на Извращенца, которую он хранил особенно бережно и вытаскивал на свет при каждой возможности.

Так вот, эти двое приходили к фотографу по очереди. Если же они случайно сталкивались, то начинали с упоением выяснять, кто круче. Парень пользовался тем, что про него забывали, и незаметно отползал в сторону компьютера, чтобы спокойно поработать. Когда гости, наконец, уходили, он немедленно набирал номер кого-нибудь из своих приятелей и сообщал о том, как его достало нынешнее положение дел.

- Тебе нужно решить, чего ты хочешь, - доносилось из телефонной трубки.

- Я? – удивлялся фотограф. – Я хочу яхту, личный самолет и виллу на Багамах.

- Да я не об этом! – возмущался очередной приятель. - Я спрашиваю, с кем из своих любовников ты хочешь остаться?

Парень чесал в затылке и выдавал:

- Ни с кем. Надоели хуже горькой редьки!

- Так выгони их, - следовал разумный совет.

Фотограф долго не мог пойти на столь кардинальные меры. Но однажды, когда Извращенец и Стервь, явившись к нему в гости, затеяли очередную перебранку, грозившую вскоре стать перестрелкой, он решился.

Парень зашел в комнату и довольно уверенным тоном объявил спорщикам, что они должны освободить помещение. Те никак не отреагировали. Фотограф повторил свою просьбу громче, но его опять не услышали.

- Тогда я уйду сам! – объявил он и отправился надевать ботинки.

Извращенец, проводив его взглядом, осведомился:

- Нас что, бросили?

Стервь кивнул, после чего сделал потрясающе логичный вывод:

- Это ты во всем виноват!

И они продолжили выяснять отношения.

Фотограф посадил меня в рюкзак и вышел на улицу. Как вскоре выяснилось, он направился в ближайшее кафе. Там мы четыре часа пили пиво. Точнее, мой хозяин сначала пил пиво, а потом пытался напоить им меня. Ему почему-то казалось, что это ужас как весело. Я лизнул предложенную пробку от бутылки один раз и недовольно фыркнул. Было горько, и я не мог понять, зачем парень это пьет.

Ближе к ночи фотограф начал волноваться.

- Интересно, как они там? – спросил он. – Все-таки, наверное, я зря ушел. Стервь без меня быстро сопьется. А Извращенец наверняка меня найдет и пристрелит.

Я терпеливо выслушал это мрачное пророчество. Парень продолжал дергаться. Через полчаса он принял решение пойти и посмотреть, что происходит в его доме.

Мы отправились обратно. Перед самой дверью я опасливо прислушался. Из квартиры не доносилось ни звука. Я успел подумать, что возможен один из двух вариантов: либо эти двое, наконец, убрались восвояси, либо поубивали друг друга. Последняя версия казалась мне более вероятной. Я даже начал прикидывать, как хозяин будет избавляться от трупов. Но тут за дверью раздался какой-то подозрительный шорох, а вслед за этим Стервь подал голос:

- Ааа! Даа! Не останавливайся! – надрывно стонал он под аккомпанемент ритмичного скрипа дивана.

Фотограф изумленно глянул на меня, покраснел и поспешно отполз от двери.

- Видимо, я никогда не пойму этих странных людей, - пробормотал он.

Я был с ним полностью солидарен.

В квартиру мы в тот день так и не попали. Нам пришлось ночевать на лавочке в парке. К счастью, на следующее утро моя хозяйка вернулась домой. Я был рад снова оказаться в привычной обстановке, к тому же милейшая женщина, занятая воспоминаниями о чудесном отпуске, почти не обратила внимания на пожеванный ковер и разбросанные по комнате остатки наполнителя.

Вскоре после этого случая дела фотографа пошли в гору. Он получил престижную награду за снимок, на котором я был запечатлен спящим на клавиатуре компьютера. После этого парня пригласили в солидное издание, пишущее о живой природе, и он стал зарабатывать столько, что хватило и на яхту, и на личный самолет, и на виллу на Багамах.

Чем в настоящее время занимаются Извращенец и Стервь, мне неизвестно. Но, судя по тому, что они больше не беспокоили фотографа своим присутствием, у них все сложилось благополучно.

Это и ежу понятно. А уж мне – тем более.

конец
Просмотров: 1284 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.5/11 |
Всего комментариев: 2
2  
Забаааавно!!)) Только конец подкачал. "Не беспокоили своим присутствием"? Это как-то не естественно...

1  
"Я им дал подпольные клички Извращенец и Стервь."
"Вдобавок Извращенец знал, что он извращенец, и очень гордился данным определением своей персоны. Видимо, много лет назад кто-то сгоряча его так назвал, а он взял и поверил. На тот момент, когда я с ним познакомился, он делал все, чтобы оправдать свое звание."
"Стервь не думал, что он стервь, и очень оскорбился бы, услышал от кого-то столь нелестную характеристику."
"Самым ценным экземпляром в его собрании, безусловно, была злость на Извращенца, которую он хранил особенно бережно и вытаскивал на свет при каждой возможности."
Автор, я под линолиумом от смеха. Более точных определений не подберёшь... Я не могу... "стервь"... *рыдает*


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz