Вторник, 26.09.2017, 03:13Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Неуязвимый", General, Тэдзука/Фудзи.
Название: "Неуязвимый"Рейтинг
Автор: Yuki Scorpio
Пейринг: Тэдзука/Фудзи
Переводчик: Таэлле
Бета: за редакторскую помощь спасибо Сакуре, Эсвет и моей маме
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/1997724/1/Invincible
Разрешение на перевод: получено
Краткое содержание: за окнами дождь.



Снаружи выл ветер; он бушевал так, что люди на улицах пригибались и поплотнее кутались в куртки, словно боялись, что их ветер сорвет. С неба водоворотом слез падал дождь.

Фудзи с улыбкой поднес к губам кружку с чаем, не отрывая прищуренного взгляда от застигнутых дождем промокших бедолаг.

– Знаешь, Тэдзука, это очень приятно, – произнес он негромко, с улыбкой в голосе, и кивнул на прохожих на улице. – Холодным мокрым днем смотреть в окно, когда в руках у тебя горячее питье, а еще лучше, когда ты к тому же и укутан во что-нибудь теплое.

Тэдзука пару раз моргнул, потом отметил закладкой то место, которое читал, положил книгу и встал. Сняв со спинки стула пиджак, он накинул Фудзи на плечи; Фудзи усмехнулся.

— Ты станешь кому-нибудь отличным бойфрендом, — сказал Фудзи, сделав еще глоток. – Тебе этого никогда не говорили, Тэдзука?

Его слушатель в ответ на это странное замечание только склонил голову набок. Фудзи вообще всегда отличался странностями; Тэдзука уже и сосчитать не мог, сколько раз Фудзи звонил ему по вечерам и спрашивал, нельзя ли зайти в гости. А дома у Тэдзуки он всего-навсего выпивал кружку чего-нибудь горячего и снова уходил. Разговаривали они при этом редко; но сегодня у Фудзи, кажется, было настроение поговорить.

– Наверняка ты, когда смотришь на улицу, думаешь: «Ужасная погода. Надеюсь, дождь никому не помешает добраться домой». – Фудзи попытался подражать голосу Тэдзуки; тот усмехнулся с легким раздражением. – А мне одно приходит в голову – что это забавно.

Тэдзука толком не знал, что на это отвечать.

– В этом нет ничего ужасного.

Фудзи повернул голову и взглянул на стоявшего рядом Тэдзуку.

– Думаешь?

Тэдзука кивнул; Фудзи снова улыбнулся, и в комнате опять воцарилось молчание, словно укутав их теплым и уютным одеялом.

Допив кружку, Фудзи далеко не сразу поставил ее на подоконник.

– Спасибо за чай, – сказал он Тэдзуке наконец. – Спокойной ночи.

Взяв кружку в руки, Тэдзука провожал Фудзи взглядом; закрывать за ним давно уже не требовалось. Кружка все еще хранила тепло рук Фудзи. Тэдзука снова выглянул в окно; людей снаружи уже не было, а дождь превратился в настоящий ливень. По улицам мчались потоки воды.

– Хочешь еще чаю? – спросил он, когда Фудзи уже был у двери. Тот удивленно оглянулся; Тэдзука смутился, сам не зная, почему он это сказал. Может, потому, что кружка была теплая, а Фудзи мерз, хотя Тэдзука не знал, откуда ему было об этом известно. – …Там до сих пор дождь.

Через пару секунд Фудзи сумел согнать с лица удивление; развернувшись, он подошел к Тэдзуке, спокойно взял у него из рук кружку и поставил обратно на подоконник.

– Думаешь, ничего ужасного в том, что я садист, что чужие беды вызывают у меня улыбку, что даже собственная семья меня с трудом терпит? – улыбка Фудзи стала жестче. – Ты правда не против пускать в дом такого человека?

Тэдзука многого не знал о Фудзи – и многое знал. Знал, что Фудзи пьет чай с кусочком сахара, и чтоб молока было вдоволь. Знал, что он обязательно снимает правый ботинок прежде левого. Знал, что у Фудзи пониженное давление, и он всегда встает утром чуть раньше, чем нужно, потому что когда он встает, у него немного кружится голова.

Еще Тэдзука знал, что в такие моменты Фудзи лучше не отвечать. Отойдя от окна, он принялся открывать шкафы и комоды, достал запасную постель, расстелил ее на полу, а запасную пижаму положил на кровать. Потом он вышел, чтобы сделать еще чаю.

В семнадцать лет Тэдзука многое понимал. Он знал, что за чувства испытывает к Фудзи и что это значит. И он знал, что невысказанные безответные чувства должны причинять боль, но с ним было не так. Из него не вышел бы влюбленный подросток, очертя голову предлагающий себя любимому человеку или впадающий в депрессию из-за того, что ему не отвечают взаимностью; такое только по телевизору бывает.

Любовь – это должно быть хорошо, и Тэдзука постарался, чтоб было именно хорошо. Он мог подставить плечо и сделать горячего чаю с кусочком сахара, и чтоб молока было вдоволь – а большего Фудзи мало кто мог дать.

Когда он вернулся в комнату, Фудзи опять смотрел в окно. С непроницаемым лицом он взял у Тэдзуки кружку, развернулся и, опираясь на подоконник, принялся пить маленькими глотками.

Вдруг он снова поднял голову.

– Ты и правда не против.

Тэдзука не сразу сообразил, что Фудзи продолжает разговор, прерванный несколько минут назад.
Фудзи допил чай и уставился на кружку, задумчиво крутя ее в руках.

– Ты замечал, что всегда подаешь ее мне вот так? – Он протянул кружку Тэдзуке, показывая, что он имеет в виду. – Держишь за горячее, а ручку протягиваешь мне.

Тэдзука озадаченно моргнул. К чему это Фудзи клонит?

– А когда ты мне что-нибудь передаешь, ножи там, или ножницы, ты всегда держишь их за острие, а мне протягиваешь ручкой. – Фудзи поставил кружку. – Ты не боишься пораниться? Не боишься, что я порежу тебе руку?

Тэдзука снял очки, чтоб хоть как-то успокоиться. Фудзи знал. Ну конечно же. От него всегда трудно было что-то скрыть.

Внезапный раскат грома заставил Тэдзуку бросить взгляд в окно.

– Знаешь, сейчас я смотрю туда и думаю одно – как хорошо, что ты не мокнешь там, снаружи. Мне не кажется, что тебе от этого весело, пусть даже ты улыбаешься под дождем.

Потому что Фудзи не может чувствовать тепла, пока не узнает холод, и не может ощущать уют, пока не осознает бесприютность.

– Жесток ты разве что к себе, – голос Тэдзуки был не громче шепота, но слова его прозвучали как всегда ровно и уверенно. – Это я повернул острие к себе, а не ты. И ни один из нас пока меня не ранил.

Осторожно сдвинув прядь волос со лба Тэдзуки, Фудзи напряженно улыбнулся. Он не заслуживал, чтобы его вот так понимали и принимали. Но Тэдзука всегда казался ему…

– Ты и правда неуязвимый, да?

Тэдзука пожал плечами. Всегда есть из чего выбирать: не желая становиться жертвой своих чувств, он предпочитал лелеять их как сокровище.

– Может быть.

Убрав руку с волос Тэдзуки, Фудзи коснулся его щеки.

– Ты не наклонишься чуть-чуть?

Тэдзука наклонился и прикрыл глаза, почувствовав прикосновение прохладных губ к его собственным. Даже так он чувствовал улыбку Фудзи.

– Хочешь попробовать, какой на вкус твой чай?

Конец
Просмотров: 693 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz