Вторник, 26.09.2017, 03:10Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Rules of Attraction", R, Атобэ/Мидзуки, Мидзуки/Кисарадзу Ацуси
Название: "Rules of Attraction"Рейтинг
Автор: feuillu
Рейтинг: R (авторский)
Пейринг: Атобэ/Мидзуки, Мидзуки/Кисарадзу Ацуси
Перевод: Indrik
Бета: cattom
Разрешение на перевод: получено
Оригинал: community.livejournal.com/santa_smex/29246.html



– Гейм – Мидзуки-сан, да нэ! Два-ноль! Смена корта, да нэ!

Зачем, о зачем согласился он на то, чтобы игру судил Янагисава, думал Мидзуки, направляясь на другую сторону корта. Надо было заставить Кисарадзу. Мидзуки, собственно, именно его и попросил, но тот сослался на больное горло. Хотя судя по тому как он там, под вышкой рефери, ухмыляется, пока Янагисава орет, отмазался он, просто чтобы достать Мидзуки. Такое впечатление, что эти двое жизнь положили на то, чтобы достать Мидзуки. И обоим это явно удается, но у Кисарадзу хотя бы мордашка смазливая и голос, не терзающий барабанные перепонки.

– Йоу, Мидзуки-сан, ты подавать собираешься или как?

С Янагисавой в этом отношении, увы, не повезло. Бросив на него раздраженный взгляд, Мидзуки снова повернулся к своему сопернику – парнишке из Гинки, чье имя он не потрудился запомнить. Он пришел сегодня на уличные корты в надежде встретить там Фудзи Сюскэ или на худой конец хоть кого-нибудь из Сэйгаку, но еще раз увы, не повезло и тут. Разбивать в пух и прах этих дилетантов было просто ужасно скучно и раздражение Мидзуки не снимало ничуть.

Он легко выиграл следующие два гейма, но третий дался ему с некоторым трудом, а четвертый – видимо, от отчаяния, рожденного в его сопернике неминуемым поражением, – и вовсе проиграл. Меняя корт, он услышал, как хихикает стоящий за боковой линией Кисарадзу, и героически подавил искушение ударить его плашмя ракеткой по лицу.

Счет гейма был 15–15, когда Мидзуки краем глаза заметил вновь прибывших зрителей. Исполнившись решимости произвести впечатление, он буквально за минуту выиграл еще очко, и пока Янагисава оглашал счет, бросил быстрый взгляд на новую аудиторию. На них были серо-стальной и белый цвета постоянной команды Хётэя, и Мидзуки понял, что улыбается. Наконец-то достойные соперники! Он взялся за матч с удвоенной энергией и закончил его за пять минут. Пожав противнику руку и быстро поблагодарив за хорошую игру, он неторопливо, как бы нехотя, направился к скамейкам, где устроилась команда Хётэя. Судя по глухому удару о землю сзади него и «Уф, да нэ», Янагисава спрыгнул с вышки рефери. Быстро брошенный назад взгляд подтвердил, что двое его товарищей по команде и в самом деле решили пойти за ним следом. Что ж, неплохо. На свиту, конечно, не тянет, но все-таки. Команда Хётэя их, похоже, заметила.

– Рудольф… – сказал один из них. – Мы ведь их разбили в утешительном матче?

У Мидзуки дернулась бровь.

– А, это ты, Атобэ-кун, – произнес он, делая вид, что не слышал. Позади него фыркнул Янагисава. Кретин. – Какой приятный сюрприз. Я как раз надеялся, что найду здесь достойных соперников.

Сидевший меж игроков своей команды аристократично закинув одну ногу на другую, Атобэ приподнял холеную бровь. – И я тоже, Мидзуки-кун. И, как всегда, напрасно.

Бровь Мидзуки дернулась снова. Янагисава все еще тихонько хихикал, и Мидзуки с удовольствием наступил бы ему на ногу, если бы это не вызвало новую серию воплей. – Что скажешь, Атобэ-кун? Дружеский матч?

Атобэ пожал плечами. – Орэ-сама намерен только смотреть, по крайней мере, пока. Что касается остальной моей команды, это как они сами захотят.

Мидзуки постарался скрыть злость. Так Атобэ не считает его достойным соперником? Несомненно, это его серьезное упущение!

– Эй, Юси, – прежде чем Мидзуки успел вставить еще хоть слово, невысокий красноволосый парень соскочил со скамеек и подошел к ним троим, неким образом, несмотря на свой рост, умудряясь смотреть на них сверху вниз. Недомерок. – Я за то, чтобы сыграть. А ты?

– Мм, – кивнул его партнер. – Это может быть весело.

Мидзуки внутренне кипел от злости. Сначала его отверг Атобэ, теперь проигнорировали эти. Мило. О, и Кисарадзу опять ухмыляется в его сторону. Просто замечательно.

– Э, Мидзуки-сан, что скажешь?

– Полностью на ваше усмотрение, – прошипел Мидзуки. – А я пойду умоюсь, – он круто развернулся и удалился по направлению к фонтанчикам, стараясь не обращать внимания на бормотание Янагисавы.

До него с опозданием дошло, что Кисарадзу, возможно, приглашал сыграть с ним в паре. Но это неважно, быстро подумал он. Он до сих пор чересчур раздражен, да и в парной игре тренировался в последнее время прискорбно мало. Атобэ и так имел наглость им не впечатлиться – участие в этом матче ситуацию явно не улучшило бы.

Этот ублюдок Атобэ, думал Мидзуки, яростно плеская на лицо водой из крана. Что он о себе возомнил, если вот так наотрез его отшил? Боится запачкать ручки, видимо. Ничем не лучше, чем еще один ублюдок, Фудзи Сюскэ – его, Мидзуки, главный соперник.

В этом-то все и дело, думал Мидзуки, вцепившись пальцами в каменный бортик фонтанчика. Он добьется, чтобы Атобэ с ним сразился, и когда это произойдет, он сотрет его в порошок.

*

– Хмм, да, хорошо, очень хорошо, – Мидзуки отпустил висевший на шнурке у него на шее бинокль и начал быстро набрасывать свои наблюдения в тетрадь. Он усмехнулся сам себе: – О, я ему покажу. Он представления не имеет, что его ждет.

Вдруг он почувствовал, как Кисарадзу позади него пододвинулся и наклонился через его плечо. – Атобэ-кун пьет чай с молоком и двумя ложками сахара, – прочел тот вслух. – И как именно это тебе поможет его победить?

Мидзуки быстро прижал тетрадь к груди, чтобы Кисарадзу не смог больше ничего прочитать (неважно, что там, но его личные записки – это его личные записки), и кое-как развернулся, чтобы посмотреть на своего спутника. – Это называется сбор данных, Кисарадзу-кун. Если бы ты в этом хоть немного разбирался, то знал бы, что любая деталь может оказаться важной.

– Конечно. Хотя большинство называет это слежкой. С учетом, что мы сидим в кустах и все такое. Ты, похоже, втюрился по уши, почти как в брата Юты. У тебя всегда так встает на тех, кто тебя оскорбляет?

– Прошу прощения? – Мидзуки оперся рукой о землю, чтобы не упасть, и надеясь, что Кисарадзу не заметил, что при его словах он машинально бросил взгляд себе на ширинку – просто рефлекс, вроде того как обернуться, если кто-то кричит: «Смотрите, что это?» – Кисарадзу-кун, это замечание крайне неуместно. Не говоря уже о том, что это неправда.

Кисарадзу фыркнул. – Разумеется, как скажешь.

– Фудзи Сюскэ – мой главный соперник, – вздохнул Мидзуки, раздражаясь чужой недалекостью. – И вовсе у меня на него не встает.

Кисарадзу фыркнул снова, и Мидзуки поймал себя на желании прищемить тому нос. – Ты бы переспал со всей семьей Юты, если бы они тебе это позволили.

Мидзуки секунду взирал на него в молчании, а затем снова отвернулся, пробормотав себе под нос пару нелестных слов и снова подняв бинокль. Он и сам не мог взять в толк, с чего вообще попросил Кисарадзу отправиться с ним на шпионскую миссию, разве что потому, что Юта уехал на выходные домой, а сам он всегда предпочитал иметь вторую пару глаз и ушей на случай, если упустит что-нибудь важное.

Кисарадзу снова привалился к нему, уперевшись рукой в землю у его ботинка. Он практически дышал Мидзуки в ухо, уголок его воротника щекотал ему шею, отчего крошечные волоски на ней встали дыбом, а вниз по спине побежал холодок. Мидзуки уже собрался поинтересоваться у Кисарадзу, знакома ли ему вообще концепция персонального пространства, но тот заговорил первым.

– Ты разве не собираешься записать, сколько раз он пережевывает каждый кусок? – нахально спросил он.

Не отрывая взгляда от Атобэ, Мидзуки развернул ногу на каблуке и носком ботинка аккуратно наступил Кисарадзу на пальцы.

– Ай! – вскрикнул тот и, дернувшись, потерял равновесие и упал на Мидзуки.

– Идиот! – зашипел Мидзуки, пытаясь поскорее стряхнуть его с себя и успеть вскочить на ноги прежде, чем…

Но было слишком поздно. Заслышав звук приближающихся шагов, оба застыли. Внезапно Мидзуки дернули за запястье вверх, и он оказался лицом к лицу с… ухмыляющимся Атобэ.

– Так-так, что это у нас? – протянул Атобэ пытающемуся вывернуться из его хватки Мидзуки. – Шпионишь за мной, Мидзуки-кун? – свободной рукой он провел по ободку бинокля. – Если только ты не проделал весь этот путь, просто чтобы отыметь здесь своего товарища по команде, а-а?

– Мы вовсе не… – с запинкой вскрикнул Мидзуки, и Атобэ рассмеялся. Краем глаза Мидзуки заметил, что Кисарадзу мало-помалу отодвигается в сторону живой изгороди, в которой они прятались. Атобэ, казалось, не обращал на него внимания. Это просто не справедливо. В конце концов, они оба незаконно сюда проникли. Тем более что это Кисарадзу заорал и привлек к ним внимание. Это его нужно наказывать!

– Ты все еще расстроен из-за того, что я не сыграл с тобой вчера? – продолжал Атобэ, поглаживая большим пальцем внутреннюю сторону запястья Мидзуки. – Настолько не умеешь проигрывать, даже когда еще не проиграл?

Мидзуки негодующе ощетинился, пытаясь не обращать внимания ни на боль от того, что Атобэ выворачивает ему запястье, ни на то, как тот поглаживает ему пульсирующую жилку. – Ты сильно недооценил меня, Атобэ-кун.

– О да, безусловно. Мне даже в голову не приходило, что тебе хватит бесстыдства шпионить за мной в моем собственном доме, – Атобэ снова ухмыльнулся. – Мне следует арестовать тебя за нарушение границ частного владения. Вас обоих.

Кисарадзу выругался сквозь зубы, и Мидзуки разозлился на такую наглость. Разве он не понимает, что это прежде всего его вина?

Удерживая Мидзуки за запястье, Атобэ наклонился и, подняв тетрадь, которую тот уронил, пролистал ее одной рукой. – Но я этого не сделаю, – рассеянно произнес он, пробегая глазами по страницам, исписанным аккуратным почерком Мидзуки, – страницам, читать которые не дозволялось никому. – Орэ-сама великодушен к тем, кто имеет хороший вкус.

– Хороший вкус? – не удержался от вопроса Мидзуки и тут же сообразил, что сморозил глупость. Ну конечно, у него хороший вкус. Просто он не ожидал, что такой человек, как Атобэ, это признает.

– Ты явно влюблен в меня.

– Ч-что? – вскипел Мидзуки. Да хоть кто-нибудь понимает разницу между соперничеством и влюбленностью? Такое ощущение, что кругом одни сексуально озабоченные, один он нормальный. – И вовсе я не влюблен!

– Вообще-то да, – коварно добавил Кисарадзу, и Мидзуки, извернувшись, метнул на него уничтожающий взгляд. Он заплатит, о, как он заплатит, когда они вернутся в школу. Атобэ просто усмехнулся, сложил тонкую тетрадку вдвое, сунул в задний карман, а потом взял Мидзуки за подбородок и развернул к себе лицом.

– Ну, Мидзуки-кун, что скажешь? Твой друг даже может смотреть, если ему так нравится.

Мидзуки все-таки наконец вывернулся из хватки Атобэ и сжал руки в кулаки – яростное негодование и оскорбленное достоинство во плоти. – Выкуси! – выкрикнул он.

С недоброй усмешкой Атобэ крепко взял его за плечи. – Раз ты настаиваешь, – пробормотал он, наклонился и сильно укусил Мидзуки в ключицу. Мидзуки зашипел от боли и удовольствия, сам закусил губу и, крепко зажмурившись, поднял руки и уперся в грудь Атобэ, пытаясь оттолкнуть его. Атобэ сдвинулся чуть в сторону и снова укусил, сняв одну руку с его плеча и накрыв ладонью ширинку Мидзуки. Тот с ужасом осознал, что уже отчасти возбудился. Он в ярости вырвался и залепил Атобэ пощечину.

– Да как ты смеешь?!

Атобэ снова выпрямился в полный рост и окинул Мидзуки сверху вниз суровым взглядом, впечатление от которого было, впрочем, слегка подпорчено прижатой к щеке рукой.

– У вас пять минут, чтобы убраться отсюда тем же путем, каким пришли, – холодно сказал он. – Затем я вызываю охрану.

– Хмф! – Мидзуки фыркнул, развернулся и зашагал к кустам, грубо таща за ухо Кисарадзу. Мысль о том, что тетрадь придется оставить во вражеских руках, причиняла ему ужасные муки, но он не собирался доставлять Атобэ удовольствие, прося ее вернуть. Ему придется прибегнуть к иным методам. Позднее.

Он понимал, что Атобэ следит за их уходом, чтобы выяснить, как им удалось обойти охрану, и поэтому намеренно вилял задницей, перелезая через ограду. Очевидно же, что это Атобэ в него влюбился, а не наоборот.

Едва оказавшись по ту сторону ограды, Мидзуки залепил пощечину и Кисарадзу тоже, просто для комплекта.

– Ой, Мидзуки, черт! – снова заорал Кисарадзу. – За что?

– Как это за что? Это по твоей вине мы попались, – возмутился Мидзуки.

– Ты наступил мне на пальцы, – возразил Кисарадзу. – А самое главное, именно ты меня сюда притащил, – он закатил глаза. – И чего тебе было не подрочить у себя в комнате, как всем нормальным людям, тогда и проблем бы не было.

– Кисарадзу-кун, я тебе в последний раз…

– Мидзуки, – Кисарадзу поднял руку, прерывая его. – У тебя на него до сих пор зверски стоит. Даже не пытайся это отрицать.

Мидзуки снова бросил взгляд вниз, хотя и так знал, что Кисарадзу говорит правду. – Ну… – ответил он, мысленно взвешивая варианты. – И ты собираешься что-нибудь по этому поводу предпринять?

Кисарадзу секунду подумал. – Если бы ты был джентльменом, ты бы сначала пригласил меня поужинать.

Мидуки надул губы. – После. И там, где не слишком дорого.

Кисарадзу усмехнулся. – Заметано.

конец
Просмотров: 1018 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz