Вторник, 17.10.2017, 18:16Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Hikaru no Girl", PG-13, Хикару/Акира, глава 10



Глава 10. Жизненный урок Хикару номер пять: Злых гениев можно узнать по сверхъестественной способности к гипнотическому порабощению и дурацким очкам.

Хикару знал не так много ситуаций, в которых ему ни за что в жизни не хотелось бы оказаться. К примеру, встать между Акари и шоколадным пирожным со взбитыми сливками. Акари обожала пирожные со взбитыми сливками, и однажды Хикару из-за этого чуть не лишился пальца. (*) Или чтобы его без парашюта сбросили с самолета. (У Хикару иногда бывали кошмары на эту тему. Ну да, он немного боится высоты, и что с того?) Или прийти из школы с «двойкой», когда мать накануне проиграла в покер, – обычно его родители с пониманием относились к тому, что он плохо учится, но почему-то именно после проигрыша в покер мать проникалась убеждением, что сыну жизненно необходимо учить математику. Еще одним примером была необходимость объяснять Саю, почему партию в го пришлось бросить на середине, – хотя Сай не сказать чтоб был страшен в гневе, зато стенал так громко, что этого хватило, чтобы включить его в список.

Но пуще всего на свете Хикару не хотелось очутиться в лифте один на один с Огатой Сэйдзи. Он всерьез раздумывал, не выпрыгнуть ли в окно, вот только в лифте окон, естественно, не было.

Как это случилось? А вот как. После одной из игр в профессиональной лиге Хикару не ушел сразу, потому что собирался на обед в гости к Акире. Акира задерживался, после игры у него было интервью – газетчики любили его фотографировать, и Хикару их не винил (газетные вырезки он собирал в альбом, о котором Акира не должен был узнать ни в коем случае). Потом Хикару долго торчал, ожидая лифта, и уже подумывал спуститься по лестнице, когда лифт все-таки пришел. А этажом ниже в него вошел Огата, и сбежать Хикару не успел.

Забившись в угол, Хикару бормотал себе под нос:

– Он знал, что я задержусь, потому что я всегда прихожу к Акире, когда его мама готовит тэмпуру. Она делает отличную тэмпуру. Лифт так долго не ехал наверняка потому, что этот гад нажимал на кнопку каждый раз, когда видел, что кто-то едет вниз, и поджидал, когда там окажусь я. И кнопку экстренного вызова он, скорее всего, испортил, я в этом уверен. Спасения нет.

– Хикару, я не думаю, что Огата-сан в самом деле что-то против тебя замышляет. У тебя это становится навязчивой идеей, – сказал Сай.

Огата немедленно опроверг его слова, сказав:

– Синдо-кун, я как раз ждал возможности оказаться с тобой с глазу на глаз. Нам нужно поговорить.

– О чем? – спросил Хикару, приготовившись молчать, как партизан на допросе.

– О Тое Мэйдзине.

Этого Хикару не ожидал и едва не ляпнул: «Что, неужели не о Сае?»

– Хочешь узнать, как мне наконец-то удалось заставить его заинтересоваться интернет-го? – продолжил Огата. – Есть один игрок, который ходил в среднюю школу вместе с Тоей-сэнсэем, а нынче живет в Америке и хотел бы сыграть с ним. Тоя-сэнсэй не откажет старому другу. И множество профессионалов из других стран тоже будут рады попытать счастья, сыграв с легендой. Но он все равно не станет играть с анонимами. Возможно, он старомоден, возможно, это упрямство, но он не способен уважать того, кто, по его мнению, проявляет трусость, не желая показаться на глаза противнику.

– Простите меня! Я хочу играть с ним лично! Я не виноват! – запричитал Сай.

Хикару уже привык игнорировать возгласы Сая, поэтому сумел не отреагировать. Вслух он сказал:

– Знаете, я совершенно уверен, что длинные злорадные монологи считаются среди злых гениев дурным тоном.

– Я не стану обращать внимания на эту банальность, как обычно не обращаю внимания на твой идиотизм, Синдо-кун. Перейду прямо к делу: я единственный, кто способен уговорить Тою Коё сыграть с Саем по интернету. Я выдам Сая за одного из его знакомых. Тоя-сэнсэй догадается, как только начнется партия, но не станет бросать ее, не доиграв. При условии, что вы сумеете сделать эту игру интересной – я уверен, Сай сумеет. Можешь на здоровье попытаться украсть мой план – у тебя все равно ничего не выйдет. Ты не знаешь Тою-сэнсэя так, как я, и к тому же не умеешь врать.

– Умею, – машинально сказал Хикару.

– Давай проверим. Ты ученик Сая?

– Не говорите глупостей. Я понятия не имею, кто такой Сай.

– Что и требовалось доказать.

– Кажется, он знает, что ты знаешь, кто такой Сай, то есть я, – осторожно подсказал Сай.

– Я предлагаю один раз, Синдо-кун, или ты навсегда потеряешь шанс на игру с Тоей Мэйдзином, – сказал Огата. – Мне достаточно запустить один-единственный вирус, и жена Тои-сэнсэя навсегда отлучит мужа от компьютера.

Он сделал театральную паузу.

– Дай мне сыграть с Саем, и я организую игру с Тоей Мэйдзином.

– Ни за что, – сказал Хикару.

От исторгнутого Саем вопля отчаяния чуть не лопнули перепонки. Хикару согнулся пополам, пережидая приступ рвоты.

– Надо же, какая бурная реакция, – насмешливо заметил Огата.

– Отвали, – простонал Хикару. – Понял я, понял. Это неприятно, но я знаю, что делать все равно придется. Я просто по привычке это сказал, ясно?

Он выпрямился и перестал говорить с пустотой.

– Послушайте, я не имею ни малейшего представления, кто такой Сай, ни разу в жизни его не видел и все такое прочее. Но если бы я знал, кто он или она, мы могли бы договориться.

– А тебе не надо сначала спросить Сая?

– Нет, на эту тему я вполне уверен. Но я вам одно скажу, – Хикару погрозил Огате пальцем. – Во время игры вы будете вести себя как безупречный джентльмен. Никаких лишних движений.

В первый раз за все время Огата, похоже, был  искренне сбит с толку.

– Лишних движений?

Хикару показал на свои глаза, а потом ткнул пальцами в сторону Огаты.

– Я. Буду. За. Вами. Следить. Все ясно?

С этими словами Хикару выпрыгнул из открывшейся двери лифта и рванул к выходу.

(*) Это было еще до того, как Хикару уяснил, что дразнить Акари можно только по поводу вещей, которые ей не слишком дороги, тогда нагоняй от нее не будет опасным для жизни. Однако от таких тем, как шоколад, ее дурацкие туфли со стразиками и сёдзё-манга, следовало воздерживаться любой ценой, чтобы на его хладном трупе не насчитали тысячу смертельных уколов булавкой.

***

Всего через несколько шагов Хикару услышал, что за ним кто-то бежит. Он сглотнул и припустил еще быстрее.

Но ноги у него были коротковаты (черт бы побрал родительские гены), и едва он выбежал из здания, как Огата схватил его за руку.

Хикару съежился в ужасе.

– ЕсливыменяубьетеиспрячететелотоникогданесыграетесСаем!

Огата в ответ нахмурился.

– Синдо, ты забыл сказать, когда назначена игра.

– А, точно. Но зачем ради этого было портить мой драматический побег? – Хикару на секунду задумался. – Послушайте, как насчет того, чтобы сначала сыграть с Тоей Мэйдзином, а вас оставить на десерт?

– Ты, Синдо-кун, опасный бунтарь, под чем я подразумеваю, что тебя следует окатить слезоточивым газом и отделать полицейскими дубинками.

– Ладно, ладно, зачем же так нервничать. Я залогинюсь завтра, то есть в пятницу, в четыре часа дня. Не буду принимать приглашений на игру, кроме как от «ОгатаСэйдзиНамбер1». Фиговый ник, кстати.

– Что значит, ты залогинишься? – Огата метнул на него убийственный взгляд. – Ты меня за дурака держишь? Уверяю, твою игру от Сая я отличу легко, и если ты меня надуешь, второго предложения не будет.

Хикару замер, как кролик в свете фар.

– Я это сказал? Я имел в виду, что организую игру с Саем, только и всего. Не впадайте в ярость. К тому же, я ведь не знаком с Саем, и это все чисто гипотетически.

Огата покачал головой.

– Синдо-кун, как такой идиот, как ты, смог сдать профессиональный экзамен, для меня навсегда останется тайной.

Когда Огата ушел, Хикару пробурчал:

– Этот тип – законченный злой гений. Видал, как коварно он выпытал у меня эту оговорку?

– Не расстраивайся, Хикару, – сказал Сай. – Когда я был жив, мне часто говорили, что невозможно поверить, что с таким отсутствием здравого смысла можно научиться играть в такую сложную игру, как го, и смотри, что в результате!

***

Пятница, 17:51 по стандартному японскому времени

Хикару в шоке и ужасе смотрел на монитор.

– Сай, поверить не могу, ты позволил Огате продержаться против тебя больше часа!

– Хикару, пожалуйста, передай ему, что это была великолепная игра и что я хотел бы когда-нибудь сыграть с ним еще. И добавь, что ему стоит в ближайшем времени побороться за еще один титул.

– Но как же твоя репутация человека, никогда не отвечающего в чатах? Твоя загадочность? Это же Огата Сэйдзи.

– Я в курсе, кто мой противник. Пожалуйста, напиши ему за меня.

Хикару вбил в окно чата:

– Играешь малость лучше, чем выглядишь, очкарик.

Хикару.

– Ладно. – Хикару стер предыдущий текст и с недовольным видом написал:

– Хорошая игра.

– А теперь, пожалуйста, узнай, когда я смогу сыграть с Тоей Мэйдзином.

– Рад видеть, что твоя дурацкая влюбленность не совсем уж сбила тебе приоритеты.

Хикару ввел сообщение с толстым намеком насчет сдерживания обещаний и добавил просьбу ни в коем случае не думать, будто ему, Саю, понадобилось больше времени для победы, потому что он не принимал эту партию всерьез. Он побыстрее нажал «отправить», пока до Сая не дошло, что это был сарказм.

В ответ пришло сообщение:

– Синдо, это ты?

Хикару уставился на экран.

– Черт, я всегда знал, что он действительно злой гений.

– Тебя оказалось нетрудно вычислить. И это было неразумно с твоей стороны, учитывая, что ты хочешь скрыть свою личность, – сказал Сай. (Вот, Огата уже начинал дурно на него влиять!)

– Не понимай японски, – напечатал Хикару.

Ответ пришел быстро:

– Хватит молоть чепуху, Синдо. Если Сай инвалид, как многие считают, передай ему, что я могу порекомендовать больницу с более квалифицированным персоналом. Итак, я могу организовать для тебя партию с Тоей Мэйдзином в эту субботу в шесть утра. Прими вызов на игру от «Коё1415». Подходят условия?

Хикару скорчил монитору гримасу.

– Такая смертельная рань! Он это наверняка нарочно – хочет отомстить мне, заставив встать ни свет ни заря. Знает, что всегда просыпаю. Гад!

– Возможно, если ты согласишься на это время, Огата-сан все же убедится, что ты не Синдо, – предложил Сай.

– Здорово! Сай, ты тоже гений, но не злой!

Хикару быстро напечатал согласие.

Сай потихоньку учился манипулировать Хикару, хотя ему и было немного стыдно. Но ведь это его шанс сыграть с Тоей Мэйдзином.

***

Достать ежедневник, чтобы записать назначенную дату, Хикару удосужился, только когда пришел домой. Этот ежедневник ему купила Акари после того, как Хикару в очередной раз забыл, что они договаривались встретиться, и он был вынужден неохотно признать, что штука в самом деле полезная – если он вспоминал в нее заглянуть.

Когда он взглянул на субботний листок, сердце у него замерло. Там, вся в улыбающихся рожицах, красовалась надпись: «Встретить Акиру на Синдзюку и поехать в Фудзи Кью Хайленд!»

Хикару договорился с двумя людьми на один день.

Ой, блин.

Сай наверняка просто не вспомнил об этом. Хикару не винил призрака – тот ждал четыре года, а может быть, тысячу лет, чтобы сыграть с Тоей Мэйдзином. В таких обстоятельствах от него не стоило ожидать, что он будет помнить о развлечениях Хикару.

Хикару понимал, что из двух назначенных встреч отменить придется свидание. Акиру он видит каждый день, а у Огаты настроение может поменяться. Акира согласится на свидание в другой раз, а Огата этого самого другого раза может и не дать, если решит, что его кинули – он уже получил свою награду, и торговаться с ним будет нечем. Если упустить единственный шанс на игру с Тоей Мэйдзином, Сай будет стенать у постели Хикару все ночи напролет. Да Акира сам же будет в ярости, если узнает, что Хикару потерял такую возможность, он ведь прекрасно понимает, как это важно для Сая.

Но тогда Акира узнает и то, что накладка случилась сугубо по вине Хикару, потому что тот забыл про свидание. И будет еще недовольнее, когда выяснит, что билеты на электричку и в парк возврату не подлежат. Да, Акира поймет, но все равно рассердится. Ах да, еще не надо забывать, что Хикару пообещал ему, во-первых, не подстраивать игр между Саем и Тоей Мэйдзином минимум неделю, во-вторых, согласовывать с ним все планы на эту тему.

«Ой, блин» два раза.

Но есть возможность – пусть теоретическая – что у него все получится. Шансов, что игра Сая с Тоей Мэйдзином продлится меньше часа, нет, но Огата назначил партию на раннее утро, возможно, назло лично Хикару. А билеты на электричку взяты на десять утра, поскольку, если уж в выходной придется вставать раньше полудня, то Хикару планировал как раз до полудня поспать хотя бы в электричке. Итак, если удача будет на его стороне, он успеет сделать оба дела.

Он не станет торопить Сая во время игры, даже не скажет ему ничего, но свидание не будет отменять до самого последнего момента.

Так что и Акире не придется ничего рассказывать, если только не станет очевидно, что опоздания не избежать. Акира, конечно, потом узнает, что его отец играл с Саем, но если это будет уже совершившийся факт, то разозлится меньше.

План был готов. Это был план, на который Акари бы поцокала языком, Акира назвал бы дурацким, и даже Сай деликатно предположил бы маловероятность его успеха. Но это был план.

Примечание автора.
О том, что считается дурным тоном у злых гениев, можно узнать, погуглив «Кодекс злого властелина».


конец десятой главы
Назад
Далее

Просмотров: 954 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz