Воскресенье, 19.11.2017, 07:47Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Hikaru no Girl", PG-13, Хикару/Акира, глава 13



Глава 13. Жизненный урок Хикару номер восемь: В плохом настроении первое дело – вкусно покушать, но не стоит объедаться дынным хлебом, если в один день узнаешь две шокирующие новости

– Я уже назначил Акиру на первую доску, – сообщил Курата, взглянув на Хикару с того места, где сидел.

– Пусть он хотя бы сразится со мной и Ясиро за право играть на первой доске!

– Можно подумать, что-то изменится, – ядовито произнес Акира. – Сколько ты у меня выигрываешь? Один раз из десяти?

– Не узнаешь, пока не победишь меня! – огрызнулся Хикару. – И еще я разработал стратегию против того гадского корейца и хочу, чтобы Курата-сэнсэй взглянул на нее!

– Думаешь, что я не выиграю? Ну, давай посмотрим. – Акира принялся яростно расчищать доску для новой игры. Хикару присоединился, оба в спешке роняли камни на пол и обвиняли в этом друг друга.

– Как я уже сказал, Акира играет на первой доске, и это окончательное решение, но если вам хочется сыграть, то ради бога, – сказал Курата.

Ясиро поднял руки, демонстрируя, что он в этом участвовать не собирается.

В первых двух партиях Акира безжалостно разгромил Хикару. Но в третьей грубая игра обернулась против него, и он сделал неверный ход. Хикару вцепился в появившуюся уязвимость и вытянул игру в свою пользу, выиграв с минимальным перевесом.

Каждая партия длилась по два часа, так что процесс был долгий и утомительный. Курата с нажимом произнес:

– Акира, Хикару, нам всем уже пора домой.

– Я еще не закончил! В следующий раз я у него выиграю! – воскликнул Акира. Он принялся выставлять на часах получасовой лимит времени – скоростное го.

Курата обменялся взглядами с Ясиро. Оба ушли, оставив двух других играть дальше.

Через несколько часов, уже поздним вечером, Курата вернулся и с изумлением увидел, что они продолжают играть. Оба были так поглощены этим занятием, что не заметили его, и Курата принялся внимательно изучать лежащую рядом с ними стопку кифу.

Побед по-прежнему было больше у Акиры. Но Курата видел, как от партии к партии игра Хикару развивается в невероятном темпе – неужели пацан что-то задумал? Если поставить Хикару на первую доску, это может оказаться интересно и запутает их противников. Если они недооценят Хикару, у него появится реальный шанс. Акира выиграет, на какой доске бы ни играл, а для командной победы нужны два выигрыша.

Курата громко откашлялся. Потом еще раз. Его наконец заметили.

– С китайцами на первой доске будет играть по-прежнему Акира, но с корейцами пока будем считать, что я не определился.

Хикару торжествующе завопил. Акира запротестовал:

– Единственная причина, по которой Хикару изредка у меня выигрывает, состоит в том, что я же его и тренирую!

Курате в голову закралась одна мыслишка. Он был на том обеде, где Акира нечаянно принес Саю славу, и, как и всех остальных игроков, побежденных в тот день, его с тех пор мучило желание узнать тайну.

– Что, если первая доска останется за Акирой на том условии, что… он наконец-то решится раскрыть интересные подробности о реальном Сае? – лукаво произнес он.

По лицу Акиры пробежала тень, и Хикару буквально увидел, какое искушение тот испытывает. Но Акира лишь нахмурился и размашистым шагом вышел из комнаты.

Только теперь до Хикару дошла вся серьезность их ссоры. Акира не расскажет, он это понимал. Но у того Акиры, каким он был всего неделю назад, не появилось бы даже такого выражения, как будто он, пусть на полсекунды, допускает возможность рассказать.

Тяжелое чувство, поселившееся у Хикару в груди, было отчасти виной, отчасти злостью. Но больше всего оно было страхом.

Страхом потерять Акиру.

***

Ян Хай все последние три дня не вставал из-за компьютера. Он поставил цель обучить свою программу  Deep Orange всем аспектам партии Тои Мэйдзина против святого интернет-го, Сая. Он был уверен, что это может стать настоящим прорывом. Интересно, программисты прежних лет чувствовали то же самое, когда их детище впервые начало выигрывать у ведущих шахматистов? Ян Хаю хотелось бы думать, что да.

Почему именно эта партия, чем она отличалась от других? Что ж, помимо невероятно высокого уровня и удивительных стратегий, анализируемых сейчас игроками всего мира, было еще одно любопытное замечание, на которое наткнулся Ян Хай. Японский профессионал по имени Морисита опубликовал комментарий одного из членов своей учебной группы, Синдо Хикару.

Синдо нашел ход, который мог бы привести к победе Тою Мэйдзина.

В итоге Ян Хай наконец сумел смоделировать партию, в которой Сай проигрывает. Это был прорыв эпохального масштаба. Он не мог дождаться, когда сможет протестировать новую версию в игре с Саем – теперь посмотрим, кто продержится больше двадцати минут!

Послышался голос Бао, его друга и по совместительству многострадального помощника:

– Ян, можно войти? У нас гости.

Ян Хай развернулся на стуле.

– Конечно, заходите.

К его изумлению, в комнату вошел директор школы в сопровождении незнакомого китайца средних лет, сухопарого, длинноносого и в очках в тонкой оправе.

– Прошу прощения! Здесь не убрано, мне очень неловко.

– Не вставай, – сказал директор. Ян Хай заметил, что тот нервничает – неужели второй визитер настолько важная шишка?

– Директор переслал мне ваш весьма интересный отчет и копию компьютерной программы, играющей в го, – произнес незнакомец.

Ян Хай с удовольствием оседлал любимого конька и принялся рассказывать:

– Да, после той последней партии мы здорово продвинулись. Программа, которую я посылал вчера вечером, – законченный продукт, и я вот сейчас как раз окончательно перепроверил, что баги отсутствуют. Теперь я готов к ее тестированию – пока что мы играем по интернету, но, если удастся победить кого-то из профессионалов, то, надеюсь, можно будет устроить показательный матч с реальными игроками, как тот знаменитый шахматный матч Каспарова и Deep Blue.

– Да, мы уже позаботились об организации такого матча, – перебил его незнакомец. – Мы проверили, что ваша программа смогла победить сильнейших китайских игроков в го, а также нескольких иностранных. Мы вполне удовлетворены.

– Правда? Чем именно? – спросил Ян Хай. – То есть, я хотел спросить, почему вы этим интересуетесь? Кто вы?

 – Возможно, ты не слишком хорошо понимаешь, юный Ян, что грядущий матч молодых профессионалов тихоокеанского региона, кубок Хокуто, приобрел некоторую политическую значимость. Это удобный шанс для разных стран продемонстрировать свое превосходство.

– Это же детское мероприятие, – слабо возразил директор.

– Я считаю иначе, и, учитывая связи моего отца, этого достаточно. Копия программы у нас уже есть, и теперь мы конфискуем этот компьютер и все остальные имеющиеся копии. – Он махнул каким-то людям, которые, не спрашивая разрешения, принялись обыскивать комнату Ян Хая. Один из них выдернул шнур из розетки и поднял системный блок, грубо сорвав с него листок с апельсином в солнечных очках – рисунок Ле Пина, который тот прикрепил к боковой стенке.

– В качестве компенсации мы оплатим вам все расходы на обучение и дополнительно прибавим 500.000 юаней.

– В компьютере у меня и другая работа! – произнес Ян Хай умоляюще. – Я курсовую пишу! Можно хотя бы несколько файлов скопировать?

– Директор гарантирует вам высшие баллы по всем предметам, поэтому вам более не нужно беспокоиться об учебных заданиях. Я настоятельно рекомендую никому о произошедшем не рассказывать. Приятного дня.

Когда они остались наедине, Бао сказал:

– Ну, хотя бы компенсировали потраченное время. Моя мама обрадуется деньгам.

Ян Хай смог только всхлипнуть:

– Моя дорогая Deep Orange… Что они хотят с тобой сделать?

***

У Хикару дома кончился дынный хлеб. Запас из супермаркета, которого должно было хватить на неделю, был съеден. Последние пять хлебцев Хикару прикончил за сегодня, но перед глазами все равно стояло лицо Акиры, когда Курата подтвердил, что против Кореи на первой доске будет играть Хикару. Хикару чуть было не сказал ему, что отказывается, но ведь он приложил столько усилий, чтобы получить это место, да и о Сае тоже надо было подумать.

Решением, естественно, было пойти купить еще дынного хлеба.

Осматривая хлебный отдел в супермаркете, Хикару бормотал сам себе (и Саю):

– Ну что Акира за человек! Я его не понимаю. Все время собираюсь перед ним извиниться, и каждый раз он меня так доводит, что я передумываю. Как мне это надоело, Сай. Хочу, чтобы все снова стало, как прежде.

Сай кивнул. Он сам искренне желал того же.

– Хикару, есть еще кое-что, о чем я хочу поговорить.

– Это важно?

– В общем-то, да. После моей игры с Тоей Мэйдзином…

– Сай, сейчас совсем нет времени устраивать тебе еще одну игру. Разве не видишь, у меня и так проблем по горло. Если так пойдет, то… вот черт!

Завернув за угол, Хикару увидел Огату Сэйдзи, рассматривающего наборы бенто.

– Блин! Надо сматываться отсюда! – Хикару начал пятиться в сторону выхода из магазина.

– Не надо, он же просто пришел за покупками, – сказал Сай. – И мне действительно очень нужно с тобой поговорить…

– Насчет Огаты? – с подозрением поинтересовался Хикару.

– Нет, вовсе нет.

– Потому что, хоть мне и неприятно, что приходится тебе это говорить, но, даже если бы ты был все еще жив, у вас бы все равно ничего не вышло. Он чересчур… ты сказал «нет»?

– Я сказал «нет», – подтвердил Сай. – Хикару, после моей игры с Тоей Мэйдзином я постоянно чувствую… погоди, в той коробке, которая называется телевизор, что-то говорят про го?

Когда дело касалось го, чутье Сая не подводило никогда. Дикторша действительно что-то лопотала о «го» и «общественном интересе».

На экране появился мужчина азиатской внешности. На длинном носу восседали очки в тонкой оправе.

– Мое имя профессор Вень. Я намерен сделать заявление. Как многие из вас, возможно, не знают, не так давно один интернет-игрок в го установил рекорд, победив всех профессионалов. Я здесь, чтобы объявить, кто же этот игрок.

У Хикару остановилось сердце. Когда тут успели оказаться замешаны китайцы? У него в доме установили прослушку? За этим стоит Огата?

– Партии были сыграны компьютерной программой, известной как SAI: Synthesized Artificial Intelligence (Синтезированный Искусственный Интеллект). Эта программа была создана китайскими экспертами по программированию и по игре в го. Мы предоставим подтверждение нашего заявления путем проведения публичных показательных матчей в…

Хикару перестал прислушиваться. Сильнее всего было облегчение, что его имя не произнесли, но он не мог взять в толк, как это понимать. Люди и раньше делали в отношении Сая самые невероятные заявления, но не по телевизору же, и это ведь даже не программа, посвященная го, а общий выпуск новостей.

За его спиной Огата произнес:

– Что, не ожидал такого, а?

– Ой, – сказал Хикару.

– Многие отнесутся скептично, я уверен. Программы, которая могла бы играть в го на профессиональном уровне, до сих пор не существовало. В отличие от шахмат, го – слишком сложная игра, чтобы тупо перебирать все возможные ходы. Для того чтобы обучить компьютер стратегии, нужен настоящий искусственный интеллект.

– Я про это ничего не знал, – слабым голосом откликнулся Хикару.

– Мне нужно, чтобы ты передал кое-кому сообщение. Пусть его не беспокоит происходящее, хотя, если он решит открыться, то это будет просто замечательно.

– Этот тип меня с каждой встречей пугает сильнее и сильнее, – прокомментировал Хикару, когда Огата ушел. – А у мужика в телевизоре тоже очки. Коварство как-то связано с очками, Сай? Сай!

Хикару с ужасом увидел, что Сай исчезает за углом и при этом машет руками, как будто его тянут насильно. Сай попытался что-то произнести, но из его рта не вылетело ни звука.

Хикару бросился за ним. Завернув за угол, он увидел, что Сай продолжает медленно уплывать прочь.

Он постарался поймать призрака за руку, но нет нужды говорить, что схватил только воздух. Сай пытался что-то сказать, но читать по губам Хикару не умел.

На другом конце прохода стояла молодая японка на последнем месяце беременности и складывала в корзину упаковку хлопьев. Позади нее стоял Огата.

Отчаянно сопротивляясь, Сай столкнулся с женщиной. Разумеется, настоящего столкновения не вышло – она даже не заметила. Но при этом произошло нечто странное:  Сай не прошел сквозь нее, он застрял. Он изо всех сил пытался отдернуться прочь, но тело его становилось все прозрачнее и прозрачнее.

В голову Хикару закралось ужаснейшее подозрение. Возможно, он и неправ – но факт в том, что Сай исчезает, и причина в этой женщине. Нужно было каким-то способом не дать ей втянуть Сая в себя. Но она стояла слишком далеко, чтобы Хикару успел до нее добраться.

– Девушка, бегите! Убирайтесь оттуда! – заорал он. Но у нее в ушах были наушники, видимо, включенные на полную громкость, потому что она даже не обернулась. – Кто-нибудь, отодвиньте ее оттуда!

Огата выглянул из-за спины женщины и вопросительно уставился на Хикару.

– У вас есть пять секунд, чтобы заставить ее сдвинуться, иначе никто никогда больше не услышит о Сае! – завопил Хикару.

Огата Сэйдзи без колебаний дернул беременную женщину на себя.

***

Хикару со всей мочи бежал прочь от магазина, останавливаясь только, чтобы поторопить Сая. Лишь очутившись за три квартала оттуда, он со вздохом облегчения повалился на тротуар. (*)

– Что там произошло? – спросил он требовательно.

– Я знаю не больше, чем ты, – сказал Сай. – Но я должен спросить, ты веришь в реинкарнацию?

– Я теперь шире смотрю на такие вещи, чем раньше, – ответил Хикару. – Потому что у меня создалось четкое впечатление, что ты вот-вот будешь принудительно реинкарнирован.

– Я стараюсь как могу, чтобы остаться в этом мире, даже после того, как стало ясно, что я постепенно исчезаю. Но сейчас я, кажется, получил ультиматум: если я и останусь здесь, то уже не призраком.

– Ты исчезаешь? Почему ты мне раньше ничего не сказал?

– Я пытался, – ответил Сай.

– Прости.

– Я бы постарался рассказать тебе раньше, но не хотел беспокоить. К тому же, поначалу я мог сопротивляться. Но, по-видимому, после игры с Тоей Мэйдзином мое время истекло окончательно. Мне, наверное, следует чувствовать благодарность, ведь я смогу родиться вновь, получить второй шанс прожить жизнь, пусть даже в данный момент я этого не хочу. И еще этот лже-я. Если я исчезну, то не смогу обелить свое имя.

– Я буду держаться как можно дальше от беременных, и вообще от всех толстых женщин, на всякий случай, – пообещал Хикару.

– Я благодарен тебе за это, – серьезно ответил Сай. – Но, хотя я не хочу уходить, вряд ли у меня есть выбор. Мы можем это оттянуть, но изменить не можем.

Лицо Хикару сморщилось, как будто он вот-вот заплачет.

ххх
(*) Огату Сэйдзи он при этом оставил на растерзание полиции, но, с его точки зрения, это ведь был всего лишь Огата.

Примечания автора.

Эта глава получилась не слишком веселой, но так нужно ради того, чтобы подвести историю к кульминации. Не бойтесь, дальше будет веселее! Еще я в интересах сюжета планирую достаточно вольно обойтись с организацией кубка Хокуто, но события уже настолько далеко ушли от оригинала, что удивляться давно нечему.

Насчет го и компьютеров смотрите мое примечание к седьмой главе или поищите в Википедии. Коротко говоря, поединок на звание чемпиона в го между человеком и компьютером до сих пор ни разу не проводился, поскольку компьютеры играют еще не настолько хорошо. Но когда-нибудь такое произойдет, как это случилось с шахматами.

За Огату не волнуйтесь, он отделался предупреждением.


конец тринадцатой главы
Назад
Далее

Просмотров: 730 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz