Вторник, 26.09.2017, 03:02Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Hikaru no Girl", PG-13, Хикару/Акира, глава 15



Глава 15. Жизненный урок Хикару номер десять: Друзья – это те, кто узнает тебя даже в платье и макияже; настоящие друзья – те, кто рискнет признаться, что узнали тебя.

Воцарившуюся в зале тишину нарушил чей-то смех. Смеялся профессор Вень.

– Открытые матчи закончились. Хочешь попытаться в другой раз – следующий будет проводиться в Таиланде, – пренебрежительно произнес он.

Акира протиснулся сквозь толпу, схватил Хикару за руку и прошипел:

– Нам нужно выбраться отсюда. Идем.

Хикару с грустной улыбкой стряхнул его руку.

– Я рад, что тебе по-прежнему не все равно, но я не уйду.

– Ты идиот, тебя поймают…

– Я знаю. Здесь многие меня знают, и поэтому не поверят, что я Сай, если я буду сам собой. Но мне нужно продержаться всего лишь до конца игры. Понимаю, ты думаешь, что я слишком самолюбив, и обычно я правда такой, но я должен это сделать. Ты знаешь почему.

Акира опустил руку. Хикару снова закричал:

– Я сыграю с любым из присутствующих! Если я выиграю у всех вас, вы дадите мне сыграть?

Профессор Вень махнул рукой охранникам, стоявшим цепью вокруг компьютера, но Тоя Коё заступил им дорогу.

– Одну минутку вашего времени, профессор. Вы сказали, что назначили бы дополнительную партию, если бы я согласился играть. Как вам известно, у меня медицинский запрет на ближайшую неделю, и поэтому я хотел бы предложить этого игрока себе на замену.

– На замену вам? Но почему? – спросил Вень.

– Может быть, просто хочу поддержать решительную молодежь.

Вень задумался.

Хикару выручила именно маскировка. Акира видел, как профессор Вень бросил быстрый оценивающий взгляд и, по-видимому, решил, что молодая девушка серьезной угрозой оказаться никак не может.

– Прекрасно. Еще одна партия. Все могут продолжать закусывать. Сочтем это обеденным развлечением.

За спиной Акиры Курата сказал:

– Как-то знакомо эта девушка выглядит. Такое ощущение, что я ее раньше видел. Вот только никак не вспомню.

Акира опустил глаза. Руки у него дрожали.

***

Хикару поднялся на сцену, и Сай последовал за ним.

Сай пребывал в особом состоянии концентрации, том же самом, в каком играл с Тоей Мэйдзином, а за всю историю своего тысячелетнего существования входил в него от силы восемь раз.

Несмотря на свое недавнее утверждение, глубоко внутри Сай был не готов к тому, чтобы позволить кому-то другому достичь Божественного Мастерства раньше него самого, и уж тем более не светящейся коробке вместо такого игрока, которого он мог бы уважать.

«Давай, покажи, на что ты способно, металлическое чудовище, – подумал он про себя. – Сейчас мы выясним, кто из нас настоящий Сай».

***

Акире ужасно хотелось вспрыгнуть на сцену, схватить Хикару и утащить оттуда. Останавливало его, по правде говоря, только то, что было слишком поздно. На сцену нацелились две камеры, а высказанная Тоей Мэйдзином неожиданная поддержка гарантировала, что смотреть будут все.

Макияж был очень хорош. Большинство из присутствующих здесь знакомых Хикару до сих пор его не узнали. Но журналисты будут фотографировать, и, когда лицо Хикару в девичьем обличье появится в средствах массовой информации по всему миру, от всеобщего пристального внимания его настоящую личность скрыть не удастся. Слишком много людей потенциально способны его узнать, и даже если его друзья не станут распространяться, неизбежно найдется кто-то, кто его выдаст. И тогда СМИ устроят Хикару персональный ад, усугубленный тем, что придется объясняться еще и насчет переодевания в женскую одежду.

Акира проклинал вечную веру Хикару в то, что в платье тот неузнаваем. Какой же идиот.

И все же нет, не идиот. Акира понимал, что Хикару четко осознает, что его разоблачат. Он делает это ради Сая.

Да, Хикару самолюбивый и безрассудный, и если решит чего-то не замечать, здравый смысл в него вбить невозможно даже кочергой. Но еще он настолько великодушен, что ради друга жертвует сейчас своим будущим, и настолько отважен, что стоит перед толпой известнейших в сообществе го фигур и делает из себя полного дурака. Хикару всегда останется Хикару, в любых обстоятельствах и в любой одежде.

И спасти его – как обычно, задача Акиры.

Акира стремительно двигался сквозь толпу, расталкивая людей с не характерной для себя грубостью, пока не нашел тех троих, которых искал. Они держались вместе и тихо перешептывались между собой, бросая озабоченные взгляды на фигуру на сцене, которую, конечно же, узнали.

– Я знаю, что не слишком вам всем нравлюсь, но мне нужна ваша помощь ради Хикару, – сказал Акира.

– Ты мне не то чтобы не нравишься. Собственно, это я должен перед тобой извиниться за то, что подозревал, что ты силой заставляешь Хикару наряжаться в женское платье, ведь теперь-то понимаю, что это не так. Это явно собственная идея Хикару, – сказал Исуми.

– Я тобой даже восхищаюсь. Просто не очень умею приятно вести себя с людьми, которыми восхищаюсь, – сказал Очи.

– Ты, Акира, порой раздражаешь, но я давно понял, что Хикару меня раздражает гораздо сильнее, чем ты, а я с ним все равно дружу, так что не вижу причин, почему не могу дружить и с тобой. Так что ты хочешь, чтобы мы сделали? – сказал Вая.

***

Вая проскользнул поближе к Морисите, у которого учился много лет.

– Могу я с вами поговорить, Морисита-сэнсэй?

Тот позволил отвести себя в сторонку.

– Вы знаете, кто это? – спросил Вая.

– Разумеется. Он уже четыре года каждую неделю ходит ко мне домой на занятия по го. О чем только Хикару думает?

– Ш-ш-ш! Мне нужно посвятить вас в один секрет. Это насчет Сая. Он на самом деле заключенный. В юном возрасте присоединился к якудзе и принял на себя вину за убийство, совершенное сыном его босса. Его приговорили к пожизненному заключению. И в тюрьме он все свое время стал посвящать изучению го. И он… дядя Хикару.

– Его дядя?

– Теперь вы понимаете, почему Хикару никому об этом не рассказывает. Но он не смог устоять перед дядиной мольбой позволить ему сыграть в этом матче. Хикару явился сюда, изменив внешность, и общается с ним по скрытому в ухе наушнику. Нам нужно сохранить это в тайне.

– Ну что ж, конечно. Только представить, что люди узнают, что Сай сидит в тюрьме. Это будет серьезный удар по репутации го.

Вая облегченно выдохнул, мысленно удивляясь, откуда Тое Акире известно, что Морисита-сэнсэй обожает фильмы про якудзу.

***

– Ее госпитализировали, когда ей было десять лет, и с тех пор она уже никогда не выходила за стены больницы. Единственной вещью, которая у нее осталась, когда ее бросили родители, был учебник по го, – сказал Исуми.

Косэмура высморкался в платок.

– Это так трагично!

– Сай подружилась с Хикару, когда тот попал в больницу, ударившись головой у дедушки на чердаке. Он показал ей, как играть по интернету. Но у нее настолько слабое здоровье, что она не может выходить на улицу, чтобы не заразиться какой-нибудь болезнью.

– А как он за нее играет?

– В его ухо вставлен крошечный наушник, – объяснил Исуми.

– Это самая грустная история, какую я слышал, – сказал Косэмура. – Конечно же, мы никому ничего не скажем.

– Тем более, завеса тайны повышает тираж, – добавил его коллега.

***

Очи взглянул на листок бумаги, который держал в руках. Опираясь на знание ключевых фигур в мире го, с которыми Акира был лично знаком с самого детства, тот набросал всем троим список имен людей, которые с наибольшей вероятностью узнают Хикару, а также включил в него обладателей камер и проинструктировал, что говорить каждому из них, чтобы тот молчал. Записывал только Очи, но все равно не мог перестать нервничать. Умение очаровывать людей не входило в его сильные стороны.

– Ох, дорогуша, разве вам не рассказали настоящие подробности про Сай? – спросил он у молодой журналистки с фотокамерой.

– Настоящие подробности?

– В официальные источники эта информация, возможно, не поступала, но все, кто играет в го, в курсе, что Сай – призрак. Молодая женщина была зарезана в ночь накануне профессионального экзамена, и после этого в интернете появился странный игрок, которого никто не мог победить.

Журналистка целиком обратилась в слух.

– Но вам наверняка не рассказали, что она играет в го, вселяясь в тела молодых девушек. Если вы посмотрите ей в глаза, то станете следующей жертвой. Так что будьте осторожны.

Женщина отчаянно закивала и развернула камеру в другую сторону.

***

– Это раздвоение личности, – сказал Акира.

– Я знаю, что Хикару не способен так играть, – сказал Курата. – Я видел, как прилежно он выкладывается во всех своих играх, так что не верю, что все это время он придерживал свою силу.

– Но в Хикару живут два человека, – кивнул Акира.

– И оба играют в го, но один из них гораздо более сильный игрок. Прямо как в «Ю-Ги-О».

– Нет, не как в «Ю-Ги-О»!

– Конечно, это ведь раздвоение личности, а не призрак.

– Ага… – сказал Акира.

– Но почему нужно держать это в секрете? Почему не рассказать всему миру? – спросил Курата.

– Потому что доминирующей личностью является обычный Хикару. Если его вылечить, Сай исчезнет. А это будет такая потеря для го. Это трагично, и все же лучше, если Хикару никогда об этом не узнает. Вот почему нужно молчать.

– Ни гугу, – пообещал Курата.

***

Вая похлопал по плечу мужчину с камерой на плече. Тот обернулся.

– Да?

– Тоя Акира просит, чтобы вы стерли все фотографии, на которых видно лицо Сай, или весь мир узнает о происшествии в гостевой ванной. Остальные снимки можете сохранить, но из этих не должно остаться ни одного.

Мужчина побледнел и принялся стирать сделанные кадры.

***

Исуми прошептал в ухо еще одному из присутствующих:

– Тоя Акира говорит, что кое-кто слышал тот список женских имен, которые вы называли, пока не отключились, напившись у его отца на вечеринке. А также, что в вашу запись этой игры не должно попадать лицо Сай.

***

Очи с опасливым видом подошел к Кувабаре. Старикан хищно ему улыбнулся.

– Тоя Акира говорит… это ради блага го.

– Передай этому сопляку, что мне не нужно, чтобы он мне это объяснял. Я умею хранить секреты.

***

Самую трудную работу Акира оставил для себя. И откладывать ее еще хотя бы ненадолго было рискованно. В дальнем углу зала он подошел к Амано-сану.

– Стало быть, ваша теория, что Сай – молодая девушка, будет наконец подтверждена в прессе.

– Неплохая попытка, Акира, – улыбнулся Амано, – но теперь я смогу написать кое о чем куда более интересном. После того как я позволил тебе себя провести, я просмотрел фотографии всех твоих друзей, но в тот раз я слишком плохо запомнил Сай, чтобы опознать. А сейчас я ее прекрасно рассмотрел. И для начала, это не «она», а…

– Разве вам не кажется, что для го будет лучше, если Сай останется тайной? – перебил его Акира. – Его слава принесла пользу и игрокам, и журналистам. Уверен, что у вашего еженедельника увеличилось число подписчиков. Мы хотим поддерживать в людях интерес к го – а скандал ему повредит.

– Положа руку на сердце, ты прав. Но для меня лично подобная история может оказаться весьма прибыльной. Так что я должен и это принимать во внимание, – сказал Амано.

Акира сжал зубы. Иногда ради того, кого любишь, приходится поставить на карту все до последнего.

– Помните, вы хотели выпустить календарь «Еженедельника го» с обнаженными по пояс знаменитыми игроками, для которого никто не согласился позировать?

– Да?

– Он будет продаваться, если там буду только я?

Амано ухмыльнулся.

– Акира, если там будешь только ты, он разлетится, как горячие пирожки.

***

Четверо молодых профессионалов снова встретились у столика с напитками.

– Ну, как все получилось? – тревожно спросил Акира. Ведь если проговорится хотя бы один человек…

– Миссия прошла успешно, – отрапортовал Вая. Очи утвердительно кивнул, а Исуми поднял вверх большие пальцы.

– Как там партия?

– Думаешь, у нас было время посмотреть? – буркнул Очи.

По залу пронесся одобрительный гул. Рядом с Акирой кто-то закричал:

– Она победила! Она настоящая Сай!

Все четверо дружно обнялись. С Акирой такого раньше не случалось, но оказалось не настолько неприятно, как он думал.

Исуми вдруг принялся выкарабкиваться из коллективного объятия.

– Его сейчас окружат репортеры! Как насчет организации побега? – спросил он.

– Об этом уже позаботились, – ответил Акира.

***

Теперь Хикару понимал, почему Сай сказал, что не против играть с компьютерами. Ведь игра получилась поистине прекрасная.

Переломным моментом стало то, что в раскладе камней, очень похожем на тот, что возник в партии Сай – Тоя Коё, машина сделала такой же ход, какой тогда заметил Хикару.

Хикару почувствовал, как улыбается Сай за его спиной.

– Неужели они действительно думали, что я отвечу так же, как в прошлый раз? Я умею учиться на своих ошибках.

Компьютер довел партию до конца, вместо того чтобы изящно признать поражение, как это сделал Тоя Мэйдзин, но победа была за Саем с самого того момента.

– Хорошая игра, Сай, – сказал Хикару.

Он обернулся, но там никого не было.

– Сай?

Никого. Только несколько человек с камерами бегут к сцене. Хикару сглотнул ком в горле.

Тоя Коё схватил его за руку и потянул за собой. Хикару быстро нырнул следом за ним в боковой выход.

Коё встал в дверях.

– Я никому не дам здесь пройти, поэтому у тебя будет преимущество во времени. Но я требую, чтобы ты и Акира позже мне все объяснили.

– В-в-вы меня узнали? – выговорил Хикару.

– А должен был не узнать? – Коё внимательнее вгляделся в Хикару. – Кстати, почему на тебе платье?

– Вы только сейчас заметили? – Хикару посмотрел на отца Акиры с величайшим уважением. – Вы еще более сумасшедший, чем я!

И Хикару рванул прочь. Хорошо, что Акари никогда не удавалось уговорить его надеть высокие каблуки.

***

Несколько любопытных обыскивали ближайшую станцию метро, ища Сая. Акире было лучше знать, где его следует искать на самом деле, и он отправился прямиком к той станции, которая была ближе всего к месту проведения кубка Хокуто, потому что именно там Хикару оставил бы одежду.

Я просто хочу узнать, не нужна ли Хикару помощь, сказал себе Акира. Возможно, ему понадобится кто-то, чтобы тайно вывезти сумку с женской одеждой. Даже если я ему сейчас помогу, всего один лишь этот раз, это вовсе не значит, что мы снова вместе или что-то в этом духе. (Может быть, может быть – при условии что Хикару будет умолять, распростершись ниц).

Акира мысленно подготовил речь. Говорилось в ней примерно следующее: ну что, я в очередной раз спас твою задницу, чисто по привычке, но я бы соврал, если бы сказал, что мне абсолютно на тебя пофиг, так что, если тебе на меня не совсем уж пофиг, значит, нам обоим не пофиг, и нет смысла притворяться, что нам пофиг, так что не подумай чего, но, в общем, если захочешь извиниться, то я тебя выслушаю.

Хикару, сгорбившись, сидел на крышке унитаза. Он переоделся в джинсы и футболку и засунул парик в рюкзак. Когда он поднял глаза, Акира увидел два ярко-синих потека туши на его щеках.

– Акира, Сай исчез, – сказал он хрипло. – Он становился все прозрачнее, а теперь мерцает, появляясь и снова исчезая, и каждый раз может оказаться последним – я боюсь, что он больше не появится… я не знаю, что делать!

Все заготовленные слова застряли у Акиры в горле. Когда Хикару встал и, спотыкаясь, шагнул к нему, Акира его обнял.

конец пятнадцатой главы
Назад
Далее

Просмотров: 752 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz