Вторник, 26.09.2017, 03:07Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Hikaru no Girl", PG-13, Хикару/Акира, глава 5



Глава 5. Попав в атари, первым делом паникуй

Все в комнате замерли, и Акира успел раскаяться в том, что ляпнул не подумав. Но тут в глазах Амано забрезжило понимание. Гораздо проще было поверить, что гений, разгромивший мир го, – обладатель фамилии Тоя, чем признать, что это какой-то случайный школьник, даже не профессионал. Те, кто был знаком с игрой Тои Акиры, должны были бы засомневаться, но на Акиру всегда смотрели сквозь призму таланта его отца, и в кои-то веки это сработало в его пользу.  Возможно, выйти сухим из воды все-таки удастся.

Естественно, именно в этот момент дверь распахнулась, и в нее вошел второй самый неудачный человек, с которым можно было сегодня встретиться.

– Акира, я тебя заметил в окно, – сказал Огата. – Не передашь отцу одну книжку? Мне нужно ее ему вернуть. – Он огляделся, явно удивляясь, почему все стоят.

– Вы как раз вовремя, Огата-сэнсэй, – разулыбался Амано. – Не возражаете насчет партии с Акирой-куном? Мне нужно проверить одно его заявление.

По шее Акиры поползла струйка пота, и он с трудом подавил желание ее вытереть. Чем меньше он внешне нервничает, тем больше шансов выкрутиться. Но Огата знал его чересчур хорошо и сейчас сверлил глазами сквозь стекла очков не хуже лазера. Немедленных объяснений Огата не потребовал только потому, что для взрослого человека слишком любил заставлять других ежиться под его взглядом.

Одно неверное слово, и Огата примется объяснять, почему Акира ни в коем случае не может являться Саем. К счастью, Амано-сан, по-видимому, не желал делиться сенсацией с одним из сильнейших игроков в го, пока та не будет опубликована. Акира внутренне содрогнулся, когда подумал о публикации, но беспокоиться еще и об этом сейчас времени не было – требовалось полностью сосредоточиться для игры.

Хикару все еще в ловушке и не может выйти из туалета. Амано-сана удастся убедить, только победив в этой партии. А Огата силен настолько, что способен бросить вызов Тое Мэйдзину – Акира до сих пор ни разу у него не выигрывал.

Но проблема была не только в том, чтобы играть на уровне Сая, что само по себе было нереально, и Акира это понимал. Еще нужно было играть в стиле Сая. Акира мог либо постараться сыграть лучшую игру в своей жизни, либо как можно убедительнее скопировать другого игрока – но то и другое одновременно было невозможно.

Он начал с довольно старомодного хода. Правда, Сай в последнее время отказался от старого стиля. Огата взглянул на него с подозрением. Акире меньше всего хотелось, чтобы тот начал воспринимать эту партию более серьезно.

Он запретил себе бояться. Отвлекать себя от игры даже малейшими посторонними мыслями – это неуважение к го, так говорил отец. Акира мысленно воспроизвел все свои игры с Хикару, какие смог вспомнить, и поставил следующий камень.

Если что Акира и умел делать в своей жизни, это играть в го. Постоянные посетители салона и так уже были его поклонниками, поэтому вся толпа сгрудилась вокруг гобана. Даже чертов журналист, не отрываясь, смотрел на доску.

Он продержался пятнадцать минут. Акира больше не видел ни одного места, куда можно поставить камень так, чтобы Огата не разгромил его через несколько ходов. На этом этапе любой разумный человек признал бы поражение.

Амано, кажется, не замечал, что игра близка к финалу: го он любил, но профессионалом не был. Огата же глядел на Акиру с выражением, ясно говорившим: «Давай, ставь камень и прекрати отнимать у меня время. Ты проиграл».

Акира взвесил варианты. Можно сбить Амано-сана на пол, навалиться на него сверху и заорать Хикару, чтобы тот бежал. Но он не сможет одновременно  нейтрализовать Огату. А если изобразить сердечный приступ? Перевесит ли сочувствие Огаты его одержимость Саем? Акира не стал бы на это рассчитывать. Если бы у него в кармане был складной нож, он бы приставил лезвие себе к горлу и приказал бы всем покинуть салон. «Если бы» в данном случае было ключевым сочетанием.

И тут он заметил, что позади толпы подпрыгивают знакомые обесцвеченные лохмы.

Хикару, в джинсах и своей дурацкой оранжевой куртке, стоял на столе, чтобы Акире было его видно. И махал. Ему.

Сердце Акиры издало вопль и попыталось спрятаться за печенью. Тщательно избегая зрительного контакта, Акира показал ладонью на дверь. Хикару в ответ улыбнулся. Для того, кто был знаком с ним так же хорошо, как Акира, расшифровать значение этой улыбки труда не составляло. «Я, Синдо Хикару, гений как я есть, наконец-то вспомнил, что еще неделю назад оставил в туалете сумку с одеждой. Теперь никто меня не узнает, хотя я всего лишь переоделся! Меня ничуточки не волнует, что люди, которые видят меня здесь каждые выходные, задумаются, как это я вдруг появился в точности тогда, когда моя «сестра» исчезла. Мне никогда не придет в голову, что Амано-сан или Огата-сэнсэй способны узнать меня с первого взгляда, а Огата еще и обязательно проверит, есть ли у меня сестра. Нет-нет, мне радостно пофиг, что ты там сейчас сидишь и мучаешься!»

– Акира, ты все смотришь на дверь. Тебе нужно куда-то идти? – спросил Огата. – Я вряд ли обижусь, если мы на этом закончим.

Акира взял следующий камень. Огата приподнял бровь, явно думая, что парень не умеет достойно проигрывать.

За его спиной Хикару поднял семь пальцев, потом два.

Он старается показать Акире, куда ходить. Но разве он оттуда может видеть гобан? Наверное, может, потому что ход неординарный. Акира поставил камень на 7–2. Огата, до того сидевший, опершись об руку щекой, нахмурил брови, выпрямился и вгляделся в доску.

Хикару поднял один палец, снова один, потом восемь. Что это значит? 11–8 или 1–18?

Акира заколебался, и Хикару принялся что-то беззвучно шептать, наверняка следующий ход. Увы, читать по губам Акира не умел. Ему ужасно хотелось перепрыгнуть через стол и придушить Хикару за то, что тот не использовал возможность смыться по-тихому.

Хикару ткнул пальцем в сторону Итикавы-сан, которая, как обычно, сидела за стойкой у входа, и уж наверняка узнала бы Хикару. До Акиры дошло, что Хикару осознает ситуацию куда лучше, чем ему показалось сначала, и что тот смирился с судьбой. Судя по выражению лица, Хикару, видимо, считал, что поступает благородно и самоотверженно. Акира протянул руку к гобану, готовясь поставить камень на какой-нибудь произвольный пункт, лишь бы продолжать удерживать общее внимание на себе. Он ни за что не даст Хикару позволить себя поймать. Если понадобится, вытащит его отсюда насильственными методами.

Тихий, мягкий голос прошептал Акире в ухо:

– Играй 11–8.

Акира, не раздумывая, опустил камень на указанное место. Потом посмотрел на свою руку, как будто видел ее впервые. Взгляд Огаты буквально прикипел к гобану, а толпа сдвинулась плотнее, чуя изменение ситуации.

Когда снова была очередь Акиры, голос прошептал:

– Теперь 4–12.

Дрожащей рукой Акира поставил камень. Что это за голос? Бог го?

Как будто река повернула вспять. Через несколько ходов преимущество противника было сведено на нет. Еще через несколько перевес пошел в сторону Акиры. И когда Огата наконец произнес: «Сдаюсь», – Акира мог думать только о том, что Хикару все еще торчит на столе.

Самого Акиру зажали в клещи Амано и Огата, готовые разорвать его пополам, чтобы каждый мог забрать половину себе.

Акира знал, что может рассчитывать на постоянных посетителей и на Итикаву-сан хотя бы в одном отношении. Он сложил ладони рупором и крикнул:

– Смотрите все, я только что победил Дзюдана!

Все бросились к нему с оглушительными криками и поздравлениями. Положительной стороной было то, что дорога к двери теперь была свободна. Прячась за спинами, Хикару выбежал наружу. Наступив на несколько ног и попав локтем в несколько животов, Акира ринулся следом.

Когда Акира, спотыкаясь, выскочил на улицу, оказалось, что Хикару ждет его у выхода.

– Ты что делаешь?! – заорал Акира. – Разве ты не понимаешь, что это за тобой сейчас все…

– Заткнись и побежали, – сказал Хикару. И они вдвоем рванули по улице.

***

Добежав до дома Хикару, оба согнулись, пытаясь отдышаться. Особой причины бежать уже после того, как они вышли из метро, не было, но на улице они не чувствовали себя в безопасности. Сейчас Акира подумал, что мог бы, вообще-то, сразу отправиться к себе домой, но изначально ему даже не пришло в голову оставить Хикару одного.

– Теперь у тебя, наверное, будет столько же проблем, сколько у меня, раз все считают, что Сай – это ты, – сказал Хикару.

– Полагаю, Амано-сан сейчас разговаривает с Огатой-сэнсэем и как раз выясняет, что на первую игру Огаты с Саем у меня алиби, – ответил Акира.

Тот судьбоносный обед, про который Акира никогда не рассказывал Хикару.

– С другой стороны, – добавил он, – теперь они оба будут доставать меня насчет Сая. Но это все-таки лучше, чем если бы в «Еженедельнике го» появилась твоя фотография. Ее узнал бы любой твой знакомый, и тебе пришлось бы объяснять свое переодевание.

– Не понимаю, о чем ты, – проговорил, заикаясь, Хикару. – Просто проходил мимо, моя сестра позвонила и попросила ей помочь, вот я и…

– Хикару, я знаю, что это был ты. Я знаю, что оба человека – это ты, и что когда ты начинаешь разговаривать, то ты больше не Сай. Все нормально, я понимаю, что ты не виноват в ДРИ.

– ДРИ?

– Диссоциативное расстройство идентичности. Так называют ту болезнь, которая у тебя, раздвоение личности.

– Раздвоение?.. Акира, все не так.

– Я много читал, – гнул свою линию Акира. – Просто хочу, чтобы ты знал, что обе твоих личности великолепно играют в го, что для меня честь быть знакомым с ними, играть с ними обеими. Я буду поддерживать тебя, как только могу.

– Акира… послушай, я должен тебе кое-что рассказать. Нет у меня раздвоения личности. Просто в меня вселился призрак, которому очень нравится играть в го. И сам я начал играть, благодаря ему.

Акира внимательно посмотрел на Хикару. Потом подошел и положил руки ему на плечи, глядя глаза в глаза.

– Я понимаю, это еще одна твоя галлюцинация. Обещаю, что буду помогать тебе и никому не расскажу. Мы можем найти психиатра, который сохранит врачебную тайну. Будем платить ему вместе, тебе даже не придется говорить родителям. Мы справимся.

Вид у Хикару стал  отчаянный.

– Акира, я говорю правду! Я… Он… – Хикару вскинул руки вверх.

И тогда произошло нечто из ряда вон выходящее. За спиной Хикару в воздухе обрисовался едва заметный силуэт. Белое одеяние, высокая черная шапка, темные волосы.

Тот самый голос, что Акира слышал во время игры с Огатой, прошептал:

– Заботься о Хикару ради меня, Акира. Он очень мне дорог. – Некто улыбнулся ему из-за веера, а потом исчез.

– Это еще что? – требовательно произнес Хикару. – Я ему такое ни за что не передам! Слушай, Акира, Сай сейчас у меня за спиной и, как обычно, болтает всякую чушь.

Глаза у Акиры стали размером с блюдце, и он дрожащим пальцем показал туда, где был Сай.

– Ты его видел? – изумленно спросил Хикару. До сих пор Сая не видел никто.

– Всего на секунду. Что это было?

– Просто Сай. Он не опасен. Мы с ним друзья, он научил меня играть в го. По его мнению, ты талантливый, и это говорит не кто-нибудь, а Хонъимбо Сюсаку.

– Значит, призрак, играющий в игры, действительно существует? А он не применяет к противникам разрушение разума? (Примечание переводчика. Они оба пересмотрели «Ю-Ги-О»).

Язык у Акиры заплетался, так что Хикару вежливо не обратил на его слова внимания.

С раскрасневшимся лицом, растрепанными от бега волосами, Акира выглядел безумно симпатично. Он все еще держал Хикару за плечи, и их лица были всего в паре дюймов друг от друга. Ни о чем не думая, Хикару, как зачарованный, потянулся вперед и поцеловал Акиру.

– Штыдлшь? – только и сумел выговорить тот.

У Хикару замерло сердце. От этого момента зависело, испортил он все и навсегда, или наоборот.

– На следующие выходные наш договор в силе? – спросил он осторожно. – Время то же, место новое.

Акира кивнул, и значит, Хикару ничего не испортил.

***

– Хи-ка-ру! – пропел Сай. – Ты мне должен услугу за услугу!

– Не припомню, чтобы я был тебе чего-то должен, – проворчал Хикару. Он был занят тем, что пытался удержать воспоминание о прикосновении губ Акиры. – Ладно, может, я и должен тебе за то, что ты убедил Акиру, что я не сумасшедший. Небось, в го хочешь сыграть?

– Я хочу сыграть с Тоей Мэйдзином!

– И как это я не догадался.

– Организуй нам партию! Ты теперь постоянно видишься с его сыном! Ты можешь сделать так, чтобы тебя пригласили к ним домой.

– Думаешь, могу?

– Можешь, – уверенно кивнул Сай.

– И как, по-твоему, дать ему с тобой сыграть, если он будет знать, что это я? Не собираюсь я заново вляпываться в ситуацию «я должен сыграть с тем, кто меня победил» с еще одним Тоей. А если я ему расскажу, что в меня вселился призрак, он мне просто не поверит. Он для этого слишком упертый.

– Тогда ты наверняка сумеешь придумать, что ему сказать!

– Раз уж ты об этом заговорил, есть у меня одна идейка, – задумчиво протянул Хикару. – Практически гениальная…

Саю стало почти совестно. Но ради шанса встретиться с Тоей Мэйдзином? Устоять было невозможно. Все потенциальные последствия бледнели перед этой перспективой.

Хикару принялся излагать:

– Во-первых, нужно попросить Акари помочь мне достать пару вещичек…

конец пятой главы

конец первой части

Назад
Далее

Просмотров: 787 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz