Вторник, 26.09.2017, 03:11Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Five Times the MiraGen Accidentally Flashed Momoi...", gen, crack

Название: "Момои Сацуки и пять непредумышленных случаев эксгибиционизма в Поколении Чудес" ("Five Times the MiraGen Accidentally Flashed Momoi...")
Автор: Lys ap Adin (Lysapadin)
Переводчик: Indrik
Бета: cattom
Персонажи: Момои, Аоминэ, Мидорима, Кисэ, Мурасакибара, Куроко, Акаси.
Жанр: крэк
Рейтинг: G
Оригинал: http://archiveofourown.org/works/770676 - запрос
отправлен
Саммари: Пять раз, когда Момои случайно довелось увидеть больше, чем она рассчитывала (и один раз, когда все было не совсем так)
Примечание автора: крэкфик времен Тэйко
Предупреждение переводчика: система Поливанова
Примечание переводчика: мелкие авторские косяки такие авторские, что оставлены как есть, но если кто заметит, то молодец


I. Аоминэ

Когда очередной раунд шутливой потасовки окончательно вышел за рамки приличий и с Дай-тяна сдернули спортивные шорты вместе с трусами − именно в тот момент, когда из-за угла вывернула Сацуки, − все приготовились к худшему. Сацуки оторвала взгляд от блокнота, и ее глазам предстало живописное зрелище: Аоминэ, держа в захвате голову Кисэ, кулаком ерошит ему волосы, Мидорима отчитывает их обоих, Мурасакибара с флегматичным спокойствием наблюдает, Тэцу-кун в поле зрения благоразумно отсутствует... и тут Сацуки застыла на месте, поскольку Дай-тян оказался прямо перед ней, причем во всей красе. Парни тоже замерли, в ужасе ожидая, что она сейчас завопит.

Сацуки лишь приподняла брови.

− Дай-тян, я тебя умоляю. Спрячь маленького Дай-тяна, здесь никто не рвется на него посмотреть.

Аоминэ безо всякого стеснения отвесил Кисэ подзатыльник на прощание, отпустил его шею и подтянул шорты обратно.

− Ты кого обозвала маленьким?

Сацуки закатила глаза.

− Не льсти себе. − Она обвела взглядом остальных присутствующих. − Ну что, ребята, все готовы?

Те, с лицами различных оттенков розового, побрели вслед за ней на собрание, которое созвал Акаси. Сацуки услышала, как Кисэ говорит приглушенным, по его мнению, голосом:

− Момоиччи вроде бы нормально все восприняла, да ведь?

Аоминэ фыркнул:

− Думаешь, она там чего-то еще не видела?

Ответом было настолько потрясенное всеобщее молчание, что Сацуки, прикрыв на секунду глаза, замедлила шаг и, дождавшись, когда Аоминэ ее нагонит, шлепнула его по голове блокнотом.

− Если ты будешь говорить такие вещи, тебя неправильно поймут!

Аоминэ только ухмыльнулся, нисколько не раскаиваясь:

− Но это же правда!

Сацуки стукнула его еще раз.

− Нам было по семь лет, придурок!

− Это не значит, что это неправда, − сообщил тот, а остальные облегченно переглянулись.

Сацуки лишь вздохнула, возведя очи к небу − да уж, иногда быть Дай-тяну лучшим другом значит иметь больше неприятностей, чем это того стоит.

II. Мидорима

В защиту Сацуки следует сказать, что она никогда не пыталась зайти в раздевалку, когда там переодеваются парни, и уж Мидорима в последнюю очередь. Вся команда уже должна была быть на тренировке, так что Сацуки без угрызений совести проскользнула в комнату, чтобы подсунуть особо зажигательную (во всех смыслах) яойную мангу в шкафчик Дай-тяна, где тот наверняка обнаружит ее после тренировки и в идеале будет вынужден объяснять ее наличие остальной команде.

Она, между прочим, не раз предупреждала, чтобы он не носил в школу эти дурацкие журналы с фотомоделями, но он ее не послушал, а она уже устала от того, что остальных мальчишек они отвлекают от тренировок. Раз Дай-тян непременно желает делиться своим любимым чтением с другими − что ж, она позаботится, чтобы ему было чем поделиться!

Она не предполагала, что Мидорима опоздает к началу тренировки, и трудно сказать, кто из них оказался в большем шоке, когда она тихонечко зашла в раздевалку и ее взору предстала его голая задница.

Сацуки невольно взвизгнула, отчего Мидорима в свою очередь дернулся и повернулся к ней, а затем, сам вскрикнув, суматошно бросился прикрываться. Он густо покраснел − румянец пополз даже по шее и груди − а Сацуки уронила томик манги и прижала ладони к пылающим щекам.

Оба какое-то время в страшном смущении смотрели друг на друга, затем Мидорима сдавленно произнес:

− Момои-сан, будь добра...

Сацуки пискнула, отвернулась и тут же услышала шорох торопливо натягиваемой баскетбольной формы.

− Извини, Мидорин! − произнесла она голосом, который ей самой показался тоньше обычного. − Я не знала, что ты здесь!

− Разумеется. − Мидорима по-прежнему говорил сдавленным, задыхающимся голосом. − Но что ты здесь вообще делаешь?

Сацуки уставилась в потолок, раздумывая, что на это ответить. Мидорин из всей команды, пожалуй, самый принципиальный, но все-таки...

− Я собиралась кое-что положить Дай-тяну в шкафчик.

Мидорима помолчал, затем спросил другим, почти смирившимся тоном:

− Мне стоит знать, что именно?

Сацуки прикусила губу.

− Наверное, нет, а то испортит сюрприз.

По крайней мере, для него, если он не станет сдавать ее Аоминэ.

− Боюсь, с меня на сегодня уже достаточно сюрпризов.

Сацуки, не удержавшись, рассмеялась.

− Мидорин, прости, я правда не знала, что ты здесь.

− Меня задержала староста класса, ей нужно было со мной поговорить, − ответил Мидорима, злясь, по-видимому, еще и на старосту. − Если бы не она, я пришел бы вовремя.

Мягкие подошвы его кроссовок ступали по полу бесшумно, поэтому Сацуки не поняла, что он подошел, пока не увидела протянутый из-за ее плеча томик «Инферно любви», зажатый двумя пальцами. Сацуки взяла его и осторожно покосилась назад − Мидорима был полностью одет, только все еще красный как помидор.

− Спасибо, Мидорин, − сказала она.

Он посмотрел, как она подбежала к шкафчику Аоминэ и подменила его журнал с моделями на мангу.

− Понятно, − сказал он. Он произнес это очень серьезно, но Сацуки показалось, что уголки его губ едва заметно изогнулись.

− Ты ведь никому не скажешь? − Сацуки выдала ему самую безмятежную из своих улыбок. − Пожалуйста, Мидорин?

Мидорима поправил очки.

− С учетом обстоятельств, вряд ли я кому-то что-то стану рассказывать, как думаешь?

Сацуки разулыбалась.

− Ты такой замечательный, − сообщила она и показала на дверь. − А теперь давай скорее, чтобы не совсем уж опоздать на тренировку.

Он, разумеется, тут же ушел, а она ради конспирации подождала еще несколько минут и только потом вышла сама. Заодно и отсмеяться успела.

Бедный Мидорин − пройдет сто лет, не меньше, прежде чем она сможет смотреть ему в глаза и не вспоминать выражение его лица, когда он ее увидел.

III. Кисэ

 Тренировочные лагеря в плане того, чтобы изолировать команду от мира и заставить ее сосредоточиться на бесконечных тренировках и упражнениях, − это, конечно, хорошо, думала Сацуки, но есть у них один существенный недостаток: команда как была, так и остается стайкой мальчишек-подростков. Каждый мальчик-подросток и по отдельности-то чаще всего не слишком умен, а в группе они теряют последний интеллект, и баскетбольные гении, по опыту Сацуки, здесь не исключение. Шел третий день пятидневного лагеря, и она уже потеряла счет розыгрышам и проделкам, как удачным, так и не очень. Аоминэ с Кисэ, по ее подозрениям, устроили соревнование, кому из них назначат больше штрафных кругов. Дай-тян пока лидировал, но Кисэ явно был настроен победить его и на этом поприще тоже.

Второй проблемой тренировочных лагерей было то, что они требовали огромной кучи работы, которую мальчишки перекладывали на плечи менеджеров своих команд. Не то чтобы Сацуки жаловалась − по крайней мере, не сильно − но временами задумывалась, разве справедливо, что парням не приходится заботиться о том, чтобы прибрать за собой, о том, чтобы им была приготовлена еда, о множестве других домашних мелочей, позволяющих жить с комфортом. Конечно, они, как-никак, первый состав Тэйко и вообще Поколение Чудес, но даже при этом она не могла отделаться от ощущения, что есть определенное неравенство, скажем, в ее роли и в роли Дай-тяна.

Что ж, хотя бы в девочках, горящих желанием помочь, недостатка не было − с тех пор, как в основной состав вошел Кисэ.

Сацуки несла стопку футонов в комнату мальчиков и размышляла на тему разницы во впечатлениях от тренировочного лагеря у нее и у мальчишек, когда в коридор опрометью вбежал Кисэ, на котором не было ни единой нитки.

От неожиданности Сацуки остановилась как вкопанная, заодно с немалой долей интереса подумав, что, когда вот так мотается, это, наверное, больно?

Увидев, что он в коридоре не один, Кисэ, с которого капала вода,  резко затормозил и на мгновение замер, очевидно, пытаясь решить − попытаться чем-нибудь прикрыться или бесполезно? Мгновение прошло, и Кисэ, по-видимому, пришел к выводу, что, раз Сацуки не собирается поднимать шум, то нет смысла напрягаться, и опустил руки.

− Э-э-э... Я могу объяснить...

− Дай угадаю, − сказала Сацуки. − Кто-то стащил у тебя одежду, пока ты принимал ванну.

Кисэ немедленно состроил жалобную рожицу, не слишком вязавшуюся с исключительного бесстыдства наготой. Не то чтобы Сацуки смотрела. Не особо пристально.

− Момоиччи, они так жестоки со мной!

− Как и ты сам, − сказала она, поскольку в ее памяти еще был жив инцидент с горячей подливкой и вопли Аоминэ, в которых ярость мешалась с острой болью.

Кисэ надул губы и взмахнул ресницами.

− У меня похитили одежду! И мое полотенце! − он возвысил голос, проникаясь ролью. − И мою добродетель!

В мыслях Сацуки тотчас нарисовались соответствующие картинки, и она энергично потрясла головой, чтобы от них избавиться. О некоторых вещах, особенно если в них принимал участие Дай-тян, она думать не желает.

− Я сомневаюсь, что у тебя вообще остались какие-то добродетели, зато совершенно уверена, что ни у кого не было времени на то, чтобы тебя их лишить, Ки-тян, − сообщила она Кисэ.

Тренеры гоняют мальчишек на износ, каждый день с утра до ночи.

Кисэ драматическим жестом указал на нее.

− Нет, это ты ее похитила! − Он всплеснул руками, видимо, чтобы подчеркнуть серьезность темы. − У меня от тебя не осталось ни одного секрета, Момоиччи, − и чести тоже! Я скомпрометирован, и тебе придется выйти за меня замуж!

Мелодраматичность момента несколько смазывалась тем, что рот у Кисэ предательски расплывался в улыбку.

Сацуки закатила глаза − Ки-тян явно читает не те романы.

− Тебе повезло, что ты наткнулся на меня, − сообщила она ему. − Если бы это оказалась Аямэ-тян, вот тогда бы ты точно был скомпрометирован. − Сацуки сунула ему в руки стопку футонов. − Вот, бери и впредь получше присматривай за одеждой. А я пойду найду Дай-тяна.

Кисэ моргнул − любопытство отвлекло его от возвышенной трагедии.

− Аоминэччи? Зачем?

Сацуки машинально взглянула вниз, хотя футоны теперь закрывали соответствующую деталь анатомии.

− Чтобы выразить соболезнования на тему того, что маленький Дай-тян меньше маленького Ки-тяна, конечно.

Кисэ засиял так, что ей показалось, что в воздухе вокруг него заплясали искорки.

− Я за одно это женился бы на тебе, Момоиччи, − сказал он. − Ты лучше всех.

− И не забывай об этом, − ответила она. Кисэ все еще смеялся, когда она повернула за угол и столкнулась с Аоминэ и Куроко.

(Выражение откровенного ужаса на лице Дай-тяна стоило всего остального, пусть он и изводил ее потом целую неделю, требуя заверений, что нет, у Кисэ не больше, чем у него).

IV. Куроко

 Поездка на пляж была целиком идеей Дай-тяна, но Сацуки ее горячо одобрила, надеясь, что отмечание его дня рождения чем угодно, кроме баскетбола, со временем войдет в традицию.  Она не ожидала, что он уговорит присоединиться Тэцу-куна, но ведь чем больше людей − тем веселее.

Сам Куроко был не в особом восторге от приглашения, но это была проблема Аоминэ, а не ее, так что Сацуки предпочла сосредоточиться на том, что действительно имело значение: на солнце, песке и воде. К тому же, у нее был миленький новый купальник и фигура, на которой он прекрасно смотрелся, до начала учебы оставалось еще несколько дней, а Тэйко только что снова всех вынесли на Межшкольных. Даже мрачный прогноз Куроко, что через пару минут на солнце он станет цвета вареного рака, не ухудшил ей настроения. Она лишь кинула ему бутылочку солнцезащитного крема с максимальной степенью защиты и проследила, чтобы Аоминэ помог правильно его нанести.

(Сацуки никогда не утверждала, что она по натуре добрый человек, и к тому же, когда Дай-тян закончил, Тэцу-кун пребывал в существенно лучшем расположении духа).

А после этого был океан, чтобы в нем резвиться, прохладная вода, чтобы ею плескаться, куча парней, спотыкающихся о собственные ноги каждый раз, когда они находили очередной повод пройти мимо нее. Еще был Дай-тян, на которого можно было накричать, если он решал, что она чересчур долго прихорашивается и ее снова нужно окунуть, был Тэцу-кун, который одинаково смеялся над ними обоими. Сацуки нисколечко не удивилась, что Куроко способен на весьма коварные трюки в соревнованиях, кто кого окатит водой, − по крайней мере до того момента, как она и Аоминэ объединились против него. Пока она отвлекала Куроко, Аоминэ нырнул, заплыл ему за спину и утащил под воду.

Куроко замолотил руками, взбивая на воде пену и пытаясь вывернуться из хватки Аоминэ. Они принялись бороться, и Сацуки отплыла на безопасное расстояние, бдительно посматривая, чтобы Дай-тян не повторил тот же трюк с ней. И потому она первая заметила кое-что любопытное: среди взбаламученной от борьбы воды виднелись темно-синие плавки... очень похожие на те, что были на Тэцу-куне.

Когда Куроко с Аоминэ вынырнули глотнуть воздуха, Сацуки уже  успела прихватить упомянутые плавки и отплыть с ними на мелководье. Там она удобно расположилась, с огромным интересом наблюдая, как Тэцу-кун, стряхнув с лица мокрые волосы, осознает, что кое-чего не хватает.

− О нет, − пробормотал тот с очевидным ужасом.

Сацуки прикусила губу, чтобы не захихикать вслух и не выдать себя раньше времени.

− Что такое? − спросил Аоминэ, лениво качаясь на волнах.

Лицо Куроко покраснело явно не от загара.

− Я... гм... кое-что потерял.

− Да? Что конкретно? − недоуменно моргнул Аоминэ, и Куроко сделал едва заметный поясняющий жест. − Ой. Ой-ёй. Вот блин.

− Помоги найти их, − приказал Куроко.

Сацуки вовсю наслаждалась последовавшей суматохой, тем более что о ней самой они оба на время забыли. Она даст им попаниковать несколько минут, и тогда, если про нее не вспомнят... Но нет, Тэцу-кун, в очередной раз вынырнув и отфыркавшись, увидел ее на мелководье.

− Сацуки-сан...

Поймали.

Сацуки выдала ему невиннейшую улыбку.

− Что?

Куроко вперил в нее суровый взгляд.

− Не могла бы ты их вернуть?

− Ты о чем? − Сацуки хлопнула ресницами.

Проблеск раздражения на его лице мог означать, что ее, возможно, только что приговорили к страшной мести. Ну что ж.

− Мои плавки, − сказал Куроко, подгребая чуть ближе к берегу. − Верни их, пожалуйста.

− Ах, ты про это? − Сацуки достала их из-под воды и покачала на пальце. Аоминэ ржал так, что ушел под воду, забыв, как на ней держаться. − Конечно-конечно, подойди и возьми.

Да, она добровольно решила принять участие в очередном раунде бесконечной войны подлянок, царившей в Тэйко. Аоминэ снова вынырнул, продолжая смеяться, и Куроко сжал зубы. Он огляделся, оценивая, видит ли их кто-нибудь еще, доплыл до мелководья и встал на ноги.

Сацуки рассчитала точно. Глубина воды, в которой она сидела, для нее была чуть ниже уровня талии. Для Тэцу-куна, когда он подошел достаточно близко, она была примерно по середину бедра. Он выхватил плавки у нее из пальцев и рванул обратно в глубокую воду, чтобы их надеть.

Сацуки успела бросить только беглый взгляд, но это было не принципиально. Она рухнула в воду, катаясь от хохота.

Теперь Дай-тян не сможет сказать, что она ни разу не сделала ему на день рождения хороший подарок.

V. Мурасакибара

Вечная проблема с Мурасакибарой состояла в том, что он был ленив. Точнее, говорить так не совсем верно, размышляла Сацуки. Лучше сказать, он часто бывал вялым из-за отсутствия мотивации чем-то заниматься − если только нечто не привлекало его интерес, а таких вещей было не много, поэтому в основном он двигался по жизни на половинной скорости. За год с лишним в Тэйко Сацуки привыкла к этому как к одной из граней характера команды и просто не забывала учитывать. В конце концов, центровые роста Муккуна на деревьях не растут, так что с некоторыми его причудами за это можно и примириться.

Видит бог, с причудами остальных игроков стартового состава приходилось мириться тоже.

Большей частью решение задачи заключалось в том, чтобы давать Муккуну время на ничегонеделание и держать под рукой запас снэков на случай, если придется его убеждать, что сделать что-то все-таки надо. Всяко меньше проблем, чем от Мидорина с его талисманами удачи или от Ки-тяна с армией преданных фанаток. В конечном итоге Муккун обходился сравнительно дешево, особенно после того как Сацуки удалось уговорить Акаси включить в бюджет клуба расходы на снэки.

В день матча против Хосэя Сацуки спокойно зашла в раздевалку, чтобы, по указанию тренера, перебинтовать Тэцу-куну щиколотки, − в совершенно разумное, по ее подсчетам, время. Парни обычно переодевались быстро, тем более в кампусе чужой школы, так что к этому моменту все уже должны были быть одеты.

Не учла она того, что Муккун в тот день был в особенно вялом расположении духа, вызванном энтузиазмом их противников из Хосэя. Сацуки успела сделать три шага в раздевалку, как Кисэ вскрикнул:

− Момоиччи, нет!.. − а Мидорима издал невнятный стон, похожий на писк умирающей утки.

Ну а Мурасакибара, все его два полностью голых метра, повернулся со скучающе-удивленной гримасой, чтобы посмотреть, отчего весь сыр-бор.

 Сацуки от представшего перед ней зрелища только моргнула.

− Ты почему все еще не переоделся? − спросила она. − Ну ты чего, Муккун, давай быстрее. − Она обвела взглядом помещение − ага, вот где тот, кто ей нужен. − Тэцу-кун, тренер попросил меня перебинтовать тебе щиколотки.

Она шагнула к Куроко. Мидорима снова пискнул прощающейся с жизнью уткой, а Аоминэ сполз по шкафчику, беспомощно смеясь.

Мурасакибара просто повернулся обратно и, нимало не торопясь, принялся одеваться.

Акаси откашлялся.

− Может, вам лучше сделать это вне раздевалки? − предложил он.

Сацуки нацепила на лицо максимально невинное выражение и взглянула в его сторону.

− Да? Ну, если ты настаиваешь. Тэцу-кун, пойдем!

Она лучезарно улыбнулась парням и вышла, неслышно хихикая.

Удивительная, однако, вещь − пропорциональное сложение.

(...и один раз, когда это было нарочно)

VI. Акаси

А получилось все так из-за того, что Сацуки была отличным специалистом по анализу данных. Именно поэтому она была хорошим менеджером и ценным приобретением для команды, пусть даже сама не забывала напоминать об этом вслух. Да и в будущем эта способность могла оказаться куда полезнее, чем умение бегать взад-вперед по баскетбольной площадке и гоняться за мячиком. Этого она, естественно, вслух не говорила.

Чтобы быть хорошим аналитиком, необходимо иметь максимальное количество надежной информации, поэтому, когда дело касалось данных, Сацуки машинально стремилась собрать полную их коллекцию. Не существует такой вещи, как слишком много данных, это она себе уяснила. Чего бы они ни касались − процента перехвата мяча Ки-тяном или количества штрафных бросков, выполненных Мидорином, тренировочных графиков школ-соперников или их влияния на физическое развитие игроков. После матча против Сугинами выяснилось также, что и данные, не связанные со спортом напрямую, тоже могут быть полезны: игра прошла гораздо лучше, чем могла, поскольку Сацуки узнала, что девушка их центрового недавно его бросила и начала встречаться с одним из коллег Кисэ из модельного агентства. Ни одну кроху информации нельзя считать слишком мелкой или незначительной в плане ее потенциального влияния на продвижение Тэйко к абсолютной победе.

Примерно это Сацуки и говорила себе, когда была в настроении попытаться найти рациональное объяснение своим многочисленным попыткам застать раздетого Акаси-куна. Иногда у нее прорезывался более честный взгляд на ситуацию, и она признавалась себе, что дело скорее в неприличном интересе в сочетании с не дающим покоя ощущением незавершенной задачи. Ведь по стечению обстоятельств она успела увидеть голыми всех парней из команды − кроме Акаси. Она же не виновата, что ее природная любознательность требует, чтобы набор данных был полон? Разумеется, нет. И вообще, это чисто научное любопытство.

Ну, и еще было забавно, как некоторых мальчишек шокировало, что она застала их голыми, а вот увидеть смущенного Акаси-куна ей только предстояло.

К несчастью, ее любопытство оставалось неудовлетворенным, поскольку все попытки подловить Акаси раздетым до сих пор успехом не увенчались. Периодически забегая без стука в раздевалку, Сацуки видела много обнаженки, особенно у Кисэ (который, похоже, вообще не стеснялся своего тела), но Акаси каждый раз непременно оказывался одет как минимум наполовину. С сауной тоже не вышло − Акаси всегда был благопристойно завернут в полотенце. Поездка на горячие источники оказалась пустой тратой времени: меры, предпринятые там для того, чтобы мужчины не подсматривали за женщинами, одинаково работали и в обратную сторону. Все это крайне расстраивало Сацуки, и, что еще сильнее усугубляло ситуацию, она не могла отделаться от ощущения, что Акаси-кун прекрасно понимает, что она пытается сделать, и втихомолку смеется над ней.

Ситуация подошла, если так выразиться, к кульминации во время подготовки к Зимнему Кубку. В конце тренировки Акаси попросил Сацуки зайти в клубную комнату, чтобы обсудить их первого противника на отборочных. Оказавшись там, он закрыл дверь и спокойно посмотрел на Сацуки.

− Момои-сан, тебе не кажется, что это уже зашло достаточно далеко?

Сацуки решила, что стоит хотя бы попытаться сделать вид, что она не понимает, о чем речь, поэтому улыбнулась и произнесла:

− Прошу прощения?

Акаси на это не купился.

− Я бы не стал ничего говорить, если тебя это развлекает, а остальную команду не беспокоит. Но у Синтаро из-за тебя постоянный стресс, а мне перед турниром он нужен в хорошей форме.

Сацуки вздохнула.

− Бедный Мидорин. Мог бы и заметить, что, кроме него, никто не напрягается.

− Синтаро − достойный, хорошо воспитанный молодой человек, − с упреком возразил Акаси.

Сацуки хихикнула.

− Ну а я плохо воспитанная девушка. Я росла вместе с Дай-тяном, не забывай.

− Да, − сказал Акаси сухо. − Это заметно.

Его никогда особо не впечатляли ямочки на ее щеках, но Сацуки все равно их продемонстрировала.

− Хорошо, ради Мидорина я сделаю перерыв на время турнира.

Акаси посмотрел на нее очень долгим взглядом − секундная стрелка на стенных часах успела заметно передвинуться. Затем он вздохнул.

− Нидзимура-сан не предупреждал меня о подобных ситуациях, − сказал он, расстегивая ремень и застежку брюк. − Вот почему с ним никогда такого не случалось?

Когда он стянул брюки и нижнее белье, Сацуки, надувшись, пожаловалась:

− Это неспортивно, Акаси-кун. Ты меня лишил всего веселья.

− Именно этого я и добивался, − ответил тот.

Сацуки фыркнула и хлопнула его по плечу.

− Ладно, ладно. Ты выиграл.

Акаси натянул брюки обратно и принялся приводить себя в порядок.

− Конечно, я выиграл, − сказал он, улыбнувшись. − Я всегда выигрываю.

Сацуки показала ему язык и пошла обратно в спортзал. Закрывая дверь, она услышала, как Акаси сердито пробормотал себе под нос:

− Чего я только не делаю ради команды!

Она не стала хихикать вслух, потому что, пусть Акаси-кун и выиграл эту игру, расстроив ее попытки его подловить, но зато у нее теперь полная коллекция данных, так что она тоже не проиграла.

конец

Просмотров: 413 | Рейтинг: 4.9/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz