Вторник, 17.10.2017, 18:17Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Seance de Go", G, Акира, Хикару
Название: "Seance de Go" (Сеанс го)
Автор: Aishuu
Фэндом: Hikaru no Go
Рейтинг: G
Жанр: general
Персонажи: Тоя Акира, Синдо Хикару
Переводчик: Indrik
Бета:  cattom
Разрешение на перевод: запрос отправлен
Оригинал: http://www.fanfiction.net/s/2295997/1/Seance-de-Go




Акира терпеть не мог дождь, но тот, казалось, вечно его преследовал.

Рационального объяснения этому не было, но перед тем, как с ним случалось что-нибудь плохое, обязательно начинался дождь. Ливень же неприятности практически гарантировал, и Акиру передергивало всякий раз, когда он ощущал в воздухе тяжелую влажность. Болезненные воспоминания часто завязаны на внешние факторы, и для него это был дождь.

Сейчас лило как из ведра.

Акира обхватил чашку обеими руками, грея ладони. В ней был зеленый чай – тот действовал на него успокаивающе, и поэтому Акира всегда заваривал его, когда шел дождь. Небо за окном осветилось вспышкой молнии, и он, словно ища укрытия, забрался поглубже в уютное кресло.

Проклятье, как же он ненавидел грозу.

Он знал, что через несколько секунд последует ужасающий раскат грома и мысленно собрался с духом. Ему уже девятнадцать, давно пора расстаться с детскими страхами. Но все равно затаил дыхание, отсчитывая секунды, чтобы вычислить расстояние до грозы.

Четыре… Пять… Шесть…

Грохот.

Тоя! Да впусти же меня!

У Акиры чуть сердце не выпрыгнуло из груди, когда одновременно с ударом грома кто-то прокричал его имя. Руки задрожали так, что он едва не пролил на себя горячий чай.

− Иду! – раздраженно крикнул он в ответ, узнав голос.

Поставив чашку на столик, Акира провел рукой по волосам, пытаясь придумать причины, мешающие ему придушить нежданного визитера. И все-таки, вздрагивая от очередной молнии, он чувствовал, что рад возможности отвлечься.

Только Синдо Хикару способен заявиться в гости в разгар одной из самых  сильных гроз в этом году. Акира распахнул дверь, и при виде промокшего насквозь соперника раздражение его сменилось изумлением.

− Синдо… Ну и видок у тебя. Все в порядке?

− Бывало и лучше, − признал тот. – Можно войти?

− Конечно, − произнес Акира, делая шаг в сторону, чтобы пропустить Синдо внутрь. Тот вымок так, что на нем не осталось ни единой сухой нитки, капли стекали с волос на бледное лицо и синеватые от холода губы. Синдо обхватил себя руками за плечи, пытаясь согреться.

− Намочишь мне коврик! – шутливым тоном заметил Акира и предложил: − Дать тебе полотенце?

Покачав головой, Хикару протопал внутрь, не удосужившись снять обувь.

− И так высохну, − пообещал он тому, кто порой был его соперником, порой – другом. – В сильных грозах есть что-то такое, невозможно устоять, − добавил он тихим, задумчивым, как будто не своим голосом. – Жаль только, зонтик потерял.

− Где ты его оставил? – спросил Акира, глядя, как Хикару устраивается на полу и трет ладони, стараясь вернуть пальцам чувствительность. Он опустился рядом на колени, прикидывая, не успел ли Хикару часом заболеть или заработать переохлаждение.

− Если бы я знал, где его оставил, то не говорил бы, что потерял, − с досадой заявил Хикару, потом вздохнул и уставился на потолок. – Холодно, − пожаловался он.

− Налить тебе чего-нибудь горячего? – спросил Акира. От вида Хикару ему самому хотелось накинуть еще что-нибудь из одежды.

− Неа. Я бы лучше сыграл, но пальцы замерзли до онемения. Наверное, даже камень не удержу, а поставить тем более не смогу. – Он грустно посмотрел на свои руки.

Акира взглянул на побелевшие костяшки и взял руки Хикару в свои – словно эхо их второй встречи. Ладони уже потеряли прежнюю детскую мягкость, и Акира чуть заметно улыбнулся, отметив стертые ногти. Руки истинного игрока в го. Они были холодны настолько, что он, с трудом сдержав порыв немедленно отпустить их, сжал крепче, пытаясь хоть немного отогреть Хикару.

− Помнишь, когда мы только познакомились, ты не умел ставить камни? – спросил он. – Я заставил тебя протянуть мне руки, чтобы посмотреть, часто ли ты играешь.

Хикару пристально посмотрел на собственную руку – до него только сейчас дошло, что в тот день пытался найти двенадцатилетний Акира.

− Сразу можно определить, правда? – сказал он задумчиво и добавил с очевидным недовольством: – Теперь-то я умею играть как надо, но камень поставить все равно не могу, потому что не подниму его. Чертова гроза.

Акира выпустил руку Хикару и поднялся, хорошо понимая его разочарование. Перед ним его личный соперник – осталось только начать игру.

− Если будешь называть ходы, я буду ставить камни, − предложил он.

Хикару это, кажется, поймало врасплох, но он тут же прищурился и сообщил:

− Только не заявляй потом, что проиграл из-за того, что тебе нужно было ставить камни за двоих.

Акира рассмеялся. Не считая тех двух первых игр, обыграть его Хикару до сих пор так и не удалось.

− Если выиграешь, я честно признаю поражение. Только тебе меня не победить.

− Тоя, когда-нибудь я все равно у тебя выиграю. Не отступлюсь, пока этого не произойдет, − торжественно пообещал Хикару. – Разыгрывай цвет, а я скажу, один или два.

Акира с легким раздражением вздохнул, но послушался.

− Могу просто взять белые, − предложил он.

− Бака. Играть будем на равных. Один.

Акира подсчитал камни и снова вздохнул.

− Чет. Твои белые.

Хикару кивнул и, когда Акира поставил свой первый камень на звезду 4–4, объявил:

− 16–4, хоси.

Акира улыбнулся и сделал следующий ход.

Они не разговаривали. В полутьме раздавался только голос Хикару, называющего ходы. Когда игра подошла к середине, он наконец произнес:

− Такое странное ощущение – когда другой ставит за тебя камни.

За окном вновь полыхнула молния, и Акира кое-как подавил дрожь.

− Ты согрелся? Если да, то ставь сам, − ворчливо произнес он.

Играть за двоих было как-то неуютно, несмотря на то, что ему бессчетное количество раз приходилось раскладывать партии по кифу. Просто было необычно сидеть и ждать, что скажет Хикару. Но в то же время он чувствовал игру Хикару глубже, чем когда бы то ни было, становился ее частью.

− Нет, давай еще так поиграем. 4–3, боси.

Акира снова погрузился в игру, пытаясь просчитать намерения Хикару. Тот всегда планировал глубоко, и если самому постоянно не совершенствоваться, когда-нибудь Хикару его обгонит.

− Интересно, Сай тоже это чувствовал? – прошептал Хикару.

Камень из черного сланца, который Акира уже собрался поставить рядом с тэнгэном, упал на пол.

− Сай?

− Мы с Саем играли в го именно так, только камни ставил я. Странное ощущение. Видишь игру немного со стороны, как будто она не совсем моя, но чем дальше она развивается, тем ближе к тебе я себя чувствую, потому что ты помогаешь мне ее создавать, − произнес Хикару мечтательно.

Акира внимательно взглянул на соперника, гадая, не пришел ли тот самый, обещанный день.

− Сай… Синдо, почему Сай не мог сам ставить камни?

Хикару с минуту не отвечал, но потом поднял глаза и встретился взглядом с Акирой.

− Потому что он был призраком, − мягко сказал он.

− Что? – Акира изумленно смотрел на него, не в состоянии осознать услышанное.

− Он был мертв. Умер тысячу лет назад, в эпоху Хэйан. Ты играть собираешься или нет?

Акира подумал, что либо у Синдо жар, либо он успел обо что-то приложиться головой и теперь бредит.

− Синдо, прекрати врать.

− Я не вру! – с возрастающей горячностью возразил тот. – Сай был призраком!

Акира сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться.

− Тогда, может, расскажешь все по порядку, с самого начала? – попросил он. – На ближайшие пять минут я предположу, что ты не сумасшедший, и выслушаю тебя.

Хикару тяжело, с присвистом выдохнул.

− Когда мне было двенадцать, я рылся у деда на чердаке, и из гобана появился призрак. Его звали Сай…

Стиснув руки, Акира слушал историю, поверить в которую было невозможно: что Сай был тем, кто победил его в двух первых играх, что играл с ним именно Сай.

− Он говорил мне, куда ставить камни, и я ставил. У него не было тела, так что ему, чтобы иметь возможность играть, нужен был кто-нибудь еще. Видел его только я, вот и пожалел его. Го я тогда особо не уважал. Даже не знал, что это за игра. −  Хикару посмотрел на свои истертые ногти. – Теперь это не так.

Акира уже открыл рот, чтобы обвинить Хикару либо во лжи, либо в безумии – он еще не был уверен, в чем именно – но неожиданно для него самого с губ слетели совсем другие слова:

− Почему ты перехватил игру на школьном турнире?

Он встретил напряженный взгляд серых глаз, озаренных вспышкой молнии под рваный ритм барабанящего по оконному стеклу дождя, и в этот момент понял: Хикару не сумасшедший. Эти глаза не лгали.

− Потому что хотел сыграть с тобой. – Хикару наклонился вперед. – Я был эгоистом, хотел, чтобы ты смотрел на меня, а не гнался за Саем. Не желал всю жизнь оставаться посредником.

Акира, ощущая комок в горле, выговорил:

− А Сай… сейчас здесь?

− Нет. Он ушел, когда мне было пятнадцать, − тихо ответил Хикару.

− Когда ты бросил играть, − понял Акира.  – Что произошло?

− Я долго думал об этом после того, как он оставил меня. Может, это я сделал что-то не так? Но потом вспомнил, чтó он мне говорил. Он вернулся, чтобы закончить то, чего не успел… Достичь Божественного мастерства… − Хикару замолк.

Акира посмотрел на него в упор.

− Значит, он его достиг, − сказал он, сдерживая всплеск зависти. Сколько было тех, кто искал Божественного мастерства? А Сай действительно обрел его – и пропал, так и не успев ни с кем поделиться…

− Может быть. – Хикару помолчал, дожидаясь, пока Акира сделает ход. – А может, нашел нечто другое. Мне кажется, Сай сам точно не знал, ради чего он здесь. Ближе к концу, перед самым уходом, он боялся исчезнуть. Если бы у него было высшее предназначение, он бы не испытывал страха. Мне кажется, что, будучи призраком, он оставался человеком.

Акира смотрел Хикару в глаза и видел в них спокойную мудрость.

«Когда ты успел стать настолько мудрее меня?» − подумал он, а вслух сказал:

− Выходит, призраки не знают, зачем они здесь?

− Возможно, нет. Или же они приходят, чтобы закончить незавершенное дело, и когда им это удается, покидают нас… а мы принимаем их наследие. – Хикару перевел взгляд на доску. – Если я хочу найти Сая, то просто играю, и он здесь, в моем го.

− И в моем, − прошептал Акира. – Мы все меняемся, играя друг с другом.

Хикару распахнул осветившиеся пониманием глаза.

− Это означает, что я в твоем го?

− Так же, как и я в твоем, − спокойно ответил Акира.

− И если нам понадобится найти друг друга, нужно будет просто сыграть, − сказал Хикару. Эта мысль его как будто утешила.

− Я и сейчас играю, − сообщил Акира, выкладывая наконец следующий камень.

Игра продолжалась несколько часов, день перешел в вечер, но ни тот, ни другой не поднимались с подушек. Одежда и волосы Хикару высохли, но Акира продолжал ставить камни – ни одному из них не захотелось что-то менять. И вот ёсэ завершилось. Хикару был вынужден признать поражение.

− Я проиграл, − произнес он с поклоном.

− Спасибо за игру, − отозвался Акира, кланяясь в ответ.

− Половина моку, − мягко сказал Хикару. – Когда коми поменяют на международное, я выиграю… но это будет не то же самое. Я хочу выиграть на тех условиях, на которых мы играем сейчас.

Акира взглянул на гобан с завершенной партией.

− Смена коми… да, она поменяет результат, − тихо произнес он. Акира старался не думать о грядущих изменениях в правилах, представлять себе их последствия. Сколько партий поменяло бы победителя, будь коми другим? Какими станут их игры, когда новое правило вступит в силу?

− Мне это не нравится, − сказал Хикару. – Изменить правила – это изменить нас самих. В этой жизни мы вынуждены меняться, но некоторые вещи должны оставаться постоянными. Если игроку не хватает силы, чтобы выиграть так, как есть, он должен стараться стать сильнее. Го известно больше тысячи лет. Почему сейчас им вздумалось его менять?

Ответа у Акиры не было, и он пожал плечами.

− Сыграем завтра в го-салоне? – спросил он, чтобы сменить тему.

− Не смогу, − ответил Хикару. – Но в какой-нибудь другой день, обязательно. И тогда я выиграю. Я буду играть с тобой, пока не выиграю! – провозгласил он энергично, в своей обычной манере. – И коми мы менять не станем…

− Наши правила останутся прежними, − согласился Акира. – Но ты меня ни за что не победишь, я всегда буду на два шага впереди тебя. – Он выглянул в окно и заметил, что дождь начинает стихать. – Гроза уходит, − сообщил он, чувствуя, как спадает напряжение в теле.

− Значит, мне пора, − сказал Хикару, вставая и потягиваясь. Озорно улыбаясь, он пошел вслед за Акирой к входной двери. Когда тот отпер замок, Хикару чихнул, закрыв рот ладонью. – Спасибо за то, что выслушал меня и не посчитал психом.

− Я не думаю, что ты псих, − возразил Акира с легкой улыбкой, − но и не верю, что ты говоришь правду.

− Ну и дурак, − поддел его Хикару. – Увидимся. – И он исчез за дверью.

Акира проводил его взглядом, затем повернулся и начал рассматривать сыгранную партию, которую он еще не снял с доски. Это была блестящая игра, одна из лучших, сыгранных ими… и они ее не обсудили. Странно – обычно они с Хикару вцеплялись друг другу в глотки за обнаруженные ошибки. Но сейчас, изучая доску, забывшись в формах камней, Акира осознал, что они вышли на новый уровень.

Он стал сильнее в этой игре. Хикару всегда так на него действовал – заставлял подниматься все выше, чтобы оставаться впереди. В тринадцать Акира дал обещание, что ни за что не позволит Хикару догнать его, и пока что слово свое держал, но…

Если бы вот здесь Хикару поставил вместо кэймы дайдай гэйму… Акира тронул белый камень, обдумывая этот вариант.

Ход его мыслей прервал звонок мобильного, заигравший первые такты "Catch You, Catch Me", и он сердито нахмурился. Пару недель назад Хикару что-то сделал с его телефоном, и Акира, не слишком разбиравшийся в технике, не сумел поменять рингтон обратно на что-нибудь нормальное. Да и лица у людей, слышащих, что у не кого-нибудь, а у Тои Акиры телефон играет музыкальную тему опенинга «Сакуры – собирательницы карт» становились такие, что он испытывал искушение оставить все как есть.

− Тоя слушает, − рассеянно произнес он в трубку.

− Тоя-сан? – спросил незнакомый женский голос.

− Да? – осторожно сказал он, надеясь, что его номер не попал в базу для телемаркетинга.

На том конце послышалась неразборчивая речь, потом девушка снова заговорила:

− Это.. Это Фудзисаки Акари, − сказала она, запинаясь.

Зачем ему звонит бывшая одноклассница Хикару, удивился он про себя, а потом решил, что тот, наверное, отключил телефон. Акира открыл было рот, чтобы сказать, что Синдо только что ушел, но она опередила его:

− Произошел… несчастный случай.

Акира почувствовал, что холодеет, а в животе свинцом наливается тяжесть.

− Что? – прошептал он.

− Этим утром Хикару возвращался с учебной игры, но… лил очень сильный дождь… из-за потока воды одну из машин занесло с проезжей части на тротуар, где Хикару стоял перед светофором, − продолжала она бесцветным, деревянным голосом, как человек, который еще сам не до конца осознал правду. – Тоя-сан, он умер мгновенно. Мне сказали, он не успел ничего почувствовать.

− Но… Но… − начал Тоя, бросая взгляд в окно. Стояла уже глубокая ночь, и если Хикару…

Нет… невозможно…

Он хотел сказать ей, что Хикару не может быть мертв, что он только что был здесь, сыграл партию. Но тут он неожиданно осознал, что Хикару ни к чему не прикасался. Дверь ему открывал Акира. Хикару отказался от одеяла, от еды, его руки были холодны как лед, и он не ставил свои камни…

− Решила позвонить вам, подумала, что вы имеете право знать, − говорила Акари, но телефон уже выскользнул из его пальцев. Акира неотрывно смотрел на игру, невозможную игру, сыграть которую он не мог.

Его соперник…

«Или же они приходят, чтобы закончить незавершенное дело…»

Акира вспомнил эти слова Хикару, и до него внезапно дошло их значение.

«Но в какой-нибудь другой день, обязательно. И тогда я выиграю. Я буду играть с тобой, пока не выиграю!»

Трясущимися руками Акира принялся расчищать гобан, мысленно представляя новые ходы, новые контратаки. Затем начал выкладывать новое дзёсэки, обдумывая, как на него ответит Хикару.

Да, они сыграют снова.

Синдо Хикару сдержит свое слово, и Тое Акире придется всегда быть впереди него. Необходимо стать сильнее. Необходимо сделать все, чтобы Хикару никогда его не победил… потому что, если Акира проиграет, у Хикару больше не будет причины оставаться.

конец

Примечания автора, в сокращении:

Я решила, что Акира мог прикасаться к Хикару, потому что Сай запросто трясет Хикару. В ХнГ если вы видите призрака, то и ощущаете его прикосновения.

В Японии коми сменилось с 5,5 (использующееся в ХнГ) на 6,5 зимой 2002 года. Я знаю, что действие ХнГ начинается в 1998, но в творческих целях сдвинула его чуть пораньше.

Французское название Seance de Go взято потому, что séance, в отличие от английского термина, означает как сеанс игры, так и спиритический сеанс.


Просмотров: 1057 | Рейтинг: 5.0/9 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz