Вторник, 26.09.2017, 03:05Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"An Afternoon in Hong Kong", AU, PG-13, Акихито, Фейлон, оншот Терапии
Название: "Днем в Гонконге" (Оншот к фику Терапия) Рейтинг
Автор: sunflower1343
Переводчики: cattom, Indrik
Оригинал: тут
Персонажи: Акихито, Фейлон
Рейтинг:  PG-13
Жанр: general
Предупреждения: AU, флафф


Воздух Гонконга был пропитан запахами рыбы, фаст-фуда и общественных туалетов. Акихито с трудом сдерживал подступающую тошноту. 

Он взглянул на своего спутника – уверенного и невозмутимого, без малейших усилий пробирающегося через толпу, поскольку люди перед ним почтительно расступались. Некоторые взгляды были знающими, некоторые - просто любопытными. Все распознавали в нем прирожденную властность.   

Акихито привык к такой реакции окружающих на Асами, но редко имел возможность наблюдать ее с Феем. Он привык к своему нежному и игривому любовнику и начал забывать, кем тот является для всех остальных. Это было невероятно возбуждало - знать, что такой человек  принадлежит ему, что только он (и еще Асами) могут подчинить его себе.
 
Фей остановился, склонил голову к плечу, рассматривая магазин по левую сторону дороги. Акихито повернулся посмотреть, что привлекло его внимание, и засмеялся. Книги. Что же еще?

Услышав смех, Фей обернулся и тоже слегка улыбнулся. – Из всех моих дурных привычек эта должна вызывать у тебя меньше всего недовольства, - он потянул Акихито к магазину. 

Книжный оказался маленьким, но битком набитым книгами – в два ряда стоявшими на стеллажах, стопками лежавшими на полу, на подоконниках, стульях и столах. Дневному свету приходилось буквально пробиваться сквозь висевшую в воздухе пыль. Фей глубоко вдохнул. Акихито чихнул.  

Фей подтолкнул его в дальнюю часть магазина, где располагались три маленьких, кофейного типа столика со стульями, заваленными книгами. Два столика были заняты: за одним сидел погруженный в чтение старик, на втором спала кошка, изредка подергивая свисающим вниз хвостом. При появлении посетителей оба подняли головы.

Кошка удостоила их мимолетного взгляда, решила, что интереса они не представляют, и снова улеглась спать.

- По-моему, нас только что оскорбили, - пробормотал Акихито.

Фей негромко рассмеялся.

Старик поднялся и, поклонившись, заговорил на японском. – Пожалуйста, не обращайте на нее внимания. Даже если сам Небесный Император спустился бы сюда, ее реакция была такой же, разве что он бы принес в подношение свежей рыбы, - его глаза блеснули. – Лю Фейлон. Быть удостоенным вашим посещением - честь для моего магазина. Чем могу служить?

Они начали говорить о книгах, и Акихито довольно быстро потерял нить малоинтересной для него темы. Но ему нравилось слушать, как Фей препирается с хозяином магазина по вопросам качества, редкости, подлинности и цены. Фей серьезно относился ко всем своим сражениям и всегда наслаждался собеседником, чьи знания действительно могли соперничать с его собственными. Акихито улыбнулся, заметив, как заблестели его глаза.
 
Он освободил от книг один стул и сел за стол с кошкой. Она приоткрыла глаз. Они скучающе оглядели друг друга. – Ты и я, неко-тян.

Звук открываемой двери привлек его и кошкино внимание. Трое мужчин остановились, едва переступив порог. Акихито окинул их взглядом. Неплохое телосложение. Костюмы. Блестящие итальянские костюмы. Обычные бандиты, пытающиеся изобразить из себя хозяев жизни.

Кошка встала, дернула хвостом, перескочила на прилавок, уселась возле хозяина и принялась вылизывать лапу. 

Акихито бросил взгляд на Фея, но тот, мельком взглянув на вошедших, усмехнулся и продолжил говорить с владельцем, больше не обращая на них внимания.

Один из мужчин шагнул вперед и, перебив их, обратился к хозяину. Его голос был пренебрежительным и угрожающим. Акихито знал всего несколько слов на кантонском и понял только «собака» и «деньги». Он заерзал на стуле, но взгляд Фея предостерег его от резких телодвижений.

Старик-хозяин быстро и тихо заговорил. Его скулы окрасил румянец, в глазах горело негодование.

Бандит был явно недоволен полученным ответом. Он попытался схватить кошку, но тут же, зашипев, отдернул руку, разукрашенную длинными царапинами, из которых выступили капельки крови. Кошка же подошла к Фею и потерлась о его рукав.  

Мужчина достал носовой платок и приложил к царапинам. Потом аккуратно сложил его, засунул обратно в карман, вынул зажигалку и небрежно взял одну из выбранных Феем книг.

До этого момента Фейлон наблюдал за происходящим, замерев в абсолютной неподвижности, и только блеск глаз выдавал в нем жизнь. Но тут он протянул руку, аккуратно вынул книгу из рук мужчины и положил ее обратно на прилавок. Не произнеся ни слова. Просто спокойно отобрав книгу.

Затем он склонил голову набок и медленно обвел мужчину взглядом, от носков уродливых туфель до плохой прически, как будто составляя список его недостатков и все больше кривя в процессе губы.
 
Оскорбление было очевидным – мелкий поганец, посмевший позариться на вещи старших.

Лицо бандита потемнело. На этот раз Акихито распознал в его словах унизительное прозвище для геев.

Фей ответил, понизив голос, и у Акихито волоски на шее встали дыбом. Этот тон был опасным признаком. И чем спокойнее был голос, тем опаснее.
 
А голос Фея был очень, очень спокоен.

Акихито напрягся, но подчинился безмолвному приказу Фея. Тот знал, что происходит. А Акихито - нет.

Глаза главаря бандитов угрожающе сузились, он шагнул вперед, грубо произнося что-то и окидывая Фея взглядом, недвусмысленно свидетельствующим о его намерениях. 

Фей оглянулся на хозяина магазина. – Прошу меня извинить.

Он резко развернулся, его нога взлетела в воздух, заехав бандиту по голове так, что тот  влетел в стеллаж с энциклопедиями, и объемистые тома посыпались на него сверху. Один из телохранителей выхватил пистолет из кобуры под пиджаком, но опоздал. Уже оказавшийся прямо перед ним Фей легко перехватил оружие и с тошнотворным хрустом вывернул ему руку. Мужчина с криком рухнул на пол.

Акихито мельком увидел глаза Фея, когда тот разворачивался, и их холодная, контролируемая ярость заставила юношу содрогнуться. Он забывал порой, чем занимались его любовники. Забывал, насколько безжалостны они оба могли быть, когда давали волю своему гневу, стоило кому-то из них почувствовать себя оскорбленным, забывал, что никто кроме него по-настоящему не застрахован от последствий такого гнева. Оставалось благодарить богов, что Фейлон и Асами любят его, что их сила никогда не обернется против него.

Более медлительный (или, возможно, более сообразительный) телохранитель, отступив назад, поднял руки, затем шагнул к своему боссу, помогая ему подняться, но в благодарность на него только наорали.     

Фей заговорил с ним. Мужчина заколебался, потом что-то быстро ответил. Его босс принялся вопить с удвоенной силой, но кулак Фея, въехавший ему в челюсть, отправил его обратно на пол, где тот и затих.

Фей обменялся с телохранителем еще несколькими фразами, а потом протянул ему свою визитку. Мужчина слегка поклонился и выволок из магазина своего бесчувственного босса и стонущего товарища.

Дверь закрылась, не оставив никаких  признаков того, что тут происходило несколько минут назад, кроме все еще кружащей в воздухе пыли и валяющихся на полу энциклопедий.

А в таком месте нельзя сказать наверняка, может, они всегда там и лежали.  Акихито поднялся и пошел собирать книги. Старику будет меньше забот. Проходя мимо Фея, он задержался и коснулся его руки. – Ты в порядке?

Фей еще смотрел вслед ушедшим, но, ощутив прикосновение, повернул голову, и в его глаза вернулось нормальное выражение. – Хм-м? Да, все отлично. Спасибо, что доверился мне и не вмешался.

- В чем была проблема? Требовали деньги за крышу?

Фей, засмеявшись, взъерошил ему волосы. – Ты смотришь слишком много боевиков. Они пытались заставить его продать магазин. Им нужно место, а земля в Гонконге стоит дорого.

- А что за карточку ты дал тому парню?

- Свою рабочую визитку. Он продемонстрировал сообразительность и благоразумие. Он заслуживает лучшего хозяина, чем тот, на которого сейчас работает. К концу недели он будет моим.

Фей повернулся к владельцу магазина. – Они вас больше не побеспокоят. Я дал им понять, что моя семья вам покровительствует. Приношу извинения за то, что потревожил вас и ваши книги. Причиненный ущерб я, разумеется, возмещу.

Старик покачал головой. – Благодарю вас, но тут нечего возмещать. И ваш добрый юный друг уже вернул все на полки. Пожалуйста, примите эти книги в знак моей благодарности.

Он протянул книги, из-за которых они с Феем торговались.

Кошка требовательно мяукнула. Фей почесал ее под горлом. – Глупости. Эти книги слишком  ценны, чтобы дарить их мне.

- Нет-нет, пустяки. Пожалуйста, примите их.

Тут Акихито, не выдержав, расхохотался, и спорщики, замолчав, посмотрели на него. – До того как вошли эти ребята, вы препирались на противоположную тему. Раз Фей признал, что книги ценны, - обратился он к владельцу магазина, – вам следует выбить из него столько денег, сколько сможете.

Они ушли на новый виток торгов.

Фей и Акихито покинули магазин, заплатив за книги чуть больше, чем они стоили на самом деле. Слегка похолодало, но запахи города были все так же убийственны. Акихито немного наглотался пыли, таская тяжелые тома, у Фея после схватки более чем немного пересохло в горле, так что они решили чего-нибудь выпить. 

Выбор пал на маленький чайный магазин. Внутри была лишь пара шатких, явно нуждающихся в покраске столиков, но воздух благоухал ароматами свежезаваренного чая. Дорогого чая. Они сели на свободные места у стены, положив стопку книг на пол рядом. Репутация Фея и тут опережала его, и хозяин сам быстро и сноровисто обслужил их, не забывая превозносить до небес хороший вкус Фея.

Акихито облокотился о стену и расслабился, наблюдая за тем, как Фей сдерживает подобострастность хозяина на разумном уровне.

Наконец Фей избавился от него, и они смогли спокойно выпить чай. Гул голосов вокруг них, перемежаясь с позвякиванием соприкасающегося с деревом и стеклом фарфора, оказывал удивительно успокаивающее воздействие.

Акихито стало интересно, каково это - вырасти в атмосфере постоянного подобострастия. – Так было всегда?

Фей откинулся назад и поставил чашку на стол. – Так - это как?

Акихито засмеялся. Ну конечно. Для Фея это в порядке вещей. – Все это внимание. Люди в этом городе знают тебя. Большинство относится, словно к императору какому-то. Некоторые даже хотят свергнуть.

Фейлон улыбнулся и помешал чай в своей чашке. – Да, сколько я себя помню, так было всегда. В Гонконге семья решает все. Моя семья в высшей степени старая и могущественная. Сейчас я несу все ее могущество и ответственность на своих плечах. Ты вошел в мою семью, Акихито, и часть этого груза теперь на тебе. Как и на Асами. Но в особенности на Тао. Он будет тем, кто примет власть и унаследует мое имя – если сам так решит.

Он замолчал и долил из чайника в чашки почти бесцветной жидкости, над которой тут же начал подниматься завитки пара. Запахло цветами.  Акихито подумал, что уместнее всего Фейлон смотрелся бы на каком-нибудь светском приеме, но его присутствие было способно придать изысканность любому месту. Они неторопливо пили чай, расслабляясь в маленьком, мирном оазисе посреди безумного города.

Акихито вытянул ноги перед собой. – Ну, я не хочу никакой власти. Я на такое не подписывался. Власть только делает людей жестокими. Взять хотя бы тех парней из книжного магазина.

Опершись локтем о стол, Фейлон положил подбородок на руку. Он умудрялся выглядеть элегантно, даже когда сутулился. – Они стремятся к власти, но не имеют ее. Они жаждут ее, порвут кого угодно, чтобы заполучить ее, думая, что это решит их проблемы и принесет им счастье. Таких глупцов полным-полно. Мой брат был таким. Но те, кто уже имеют ее, знают, что с властью приходит ответственность. А ответственность неизбежно приводит к вынужденно жестким решениям.

Акихито допил чай и откинулся назад. – Это смахивает на дешевую отмазку, Фей. С чего тебе быть жестким?

- Пару недель назад я услышал хорошую формулировку в кино, которое ты взял напрокат. «Когда нужда многих перевешивает нужду нескольких, кто-то неизбежно пострадает».

- Ты цитируешь Стартрэк? Близится конец света?  Тогда почему ты помог хозяину книжного? Он всего лишь простой человек, а эти парни нашли бы его магазину лучшее применение.

Фей поднял бровь. – Мудрость можно найти в самых странных местах, даже в тех развлекательных поделках, которые ты называешь культурой. Что касается книжного, то тут есть две причины. Тот же фильм напоминает нам, что иногда потребности одного перевешивают потребности нескольких и даже многих. Он обслуживал меня. Он мне понравился. Он попал в мою зону защиты. Потребности тех бандитов в сравнении с этим ничтожны.

- Хм. Никогда бы не подумал, что тут есть хоть какой-то смысл. А вторая причина?

- Они меня достали.

Акихито расхохотался. – Вот это я понимаю.

Фей слегка улыбнулся. Они еще немного посидели, наслаждаясь чаем и чувством близости, тем, что они просто были вдвоем.

Акихито, поерзав, прервал затянувшееся молчание. – Думаю, я немного понимаю, о чем ты говоришь. Все зависит от того, чья нужда больше.

- Отчасти. Еще это зависит от того, кем является нуждающийся для тебя лично. Ты всегда будешь для меня первым, Акихито. Всегда. Неважно, кто или что будет противопоставлено тебе. Что ты так смотришь? Это тебя пугает? Вообще-то, должно было, наоборот, успокоить.

- Мне не нужна такая власть, Фей, ни над тобой, ни над кем-либо другим.

Фей кивнул. – Это еще одна правда о тех, кто действительно обладает властью. Довольно часто мы не хотим ее. Но нам доверена ответственность, и мы должны принять вызов, или же пострадают люди. Чтобы в конце концов быть гневно осужденными за то, что сделали то, что должны.

Фей поднялся, и Акихито последовал его примеру. – Минутку. Мне надо купить Хамаде-сэнсэю этого чаю. Он, несомненно, его оценит.

Фейлон купил чай, без колебаний выложив за него тысячу долларов, вернулся, держа в руке маленький сверток, и остановился, заметив несчастное лицо юноши.

- Не волнуйся, Акихито. Асами и я позаботимся, чтобы тебе никогда не пришлось нести эту ношу.

- Вы не обязаны заботиться обо мне. Я не хочу, чтобы вы носились со мной. Я могу позаботиться о себе сам!

Взяв юношу за руку, Фей вывел его из магазина, назад в нескончаемый людской поток.  – Но это самое важное, что есть во власти. Все - весь стресс, презрение, ненависть, тяжелая работа, усталость - все это что-то значит лишь тогда, когда позволяет защитить тех, кто тебе дорог. Позволяя защищать тебя, ты придаешь смысл нашим жизням. Так что, будь добр, не жалуйся.

Акихито засмеялся, позволив увлечь себя в гущу толпы, расступающейся перед ними. – Кажется, меня еще никогда не ставили на место так аккуратно. Может, мне стоит больше обращать внимания на идейное содержание фильмов, которые я беру напрокат.

На лице Фея мелькнуло страдальческое выражение. – Умоляю, не надо. Лучше, для разнообразия, подумай о чтении. Я бы порекомендовал тебе пару вещей…

Они зашагали дальше, и Акихито, слушая Фея, искоса поглядывал на него. В нем было столько же неизведанных глубин, сколько в городе, в котором он вырос, и за каждым слоем оказывался еще один. Акихито даже предположить не мог, сколько еще оставалось сокрыто, но готов был провести всю свою жизнь, добираясь до каждого из них.

В порыве чувств он потянулся и поцеловал Фея в щеку. Тот замолк, удивленный и обрадованный, прикоснулся ладонью к щеке Акихито и медленно, нежно поцеловал его в губы, обещая большее, когда они останутся наедине. А затем продолжил читать ему лекцию по различным философиям лидерства. Акихито скрыл улыбку, и они зашагали дальше по улице, теряясь в огнях и запахах Гонконга.

конец

Просмотров: 1219 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/14 |
Всего комментариев: 2
2  
Ну когда же будут новые оншоты? Эх... sad

1  
Ах и ох!!! Мне понравилось


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz