Вторник, 17.10.2017, 18:16Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"The Promise", PG-13, Фейлон, Йо

Название: "Обещание" (The Promise)Рейтинг
Автор: paunakan_jen
Переводчик: Indrik
Бета: Алектро
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Фейлон, Йо, упоминается Тао
Ворнинг и примечания:  Смерть персонажа. События происходят после арки Naked Truth.
Оригинал: http://paunakan-jen.livejournal.com/9568.html
Разрешение на перевод: получено



Скривившись от боли, он плотнее прижал носовой платок к ране в боку. Пальцы покрылись теплой, липкой жидкостью: квадратный кусочек надушенного белого полотна не слишком помогал остановить кровотечение. Он пробежался глазами по темному переулку – мусорные баки, пустые ящики, вонь гниющего мусора и разнообразных человеческих выделений – думая о том, что вот, наверное, и все. Его жизнь закончится вот так.

Встреча с Хасом, назначенная на это утро, никаких сложностей не сулила. Лидер банды из континентальной части страны желал убедиться, что действительно имеет дело именно с Байше, а Фейлон хотел маршрут, который эта банда держала, – точнее, нуждался в нем. Реорганизация Байше после провала на том круизном судне оказалась процессом долгим и болезненным. Нужно было искоренить предателей, а тем областям бизнеса и маршрутам, которые из-за них оказались под угрозой, – по новой обеспечить безопасность. Заключение именно этой сделки должно было послужить знаком, что Байше вернула себе главенствующее положение по контрабанде во всем регионе.

Но на встречу заявились незваные гости. И превратили ее в бойню.

Только что Фейлон наслаждался ровной, спокойной ездой – и вот уже ему пришлось выползать из перевернутого горящего джипа, уворачиваясь от выстрелов и видя, что люди вокруг него гибнут, как мухи. Он бы заподозрил, что Хас его подставил, если бы не видел, как автоматная очередь разрезала его пополам.

У входа в переулок послышались шаги, и это вывело его из задумчивости. Кто-то шел сюда. Он потихоньку передвинулся подальше в тень за мусорным баком и прислушался. Может быть, его не заметили и не станут подходить. Он поднял пистолет, показавшийся в ослабевшей руке тяжелее обычного.

Шаги стали громче. А может, это был стук его собственного сердца. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и как можно тише выдохнул. Рука, сжимавшая пистолет, дрожала от напряжения, и он упер его в живот. У него оставалось две пули. Нельзя потратить их впустую. Шаги замедлились, и он положил палец на курок, готовясь стрелять, когда знакомый голос – голос, который, как он думал, не услышит уже никогда – позвал:

– Фейлон-сама?

Перед ним появился Йо.

– Какого черта ты здесь делаешь?

В последний раз он видел Йо почти год назад, на корабле, когда этот предатель заявил, что его жизнь принадлежит Фейлону, и имел наглость признаться в любви. После этого он исчез, и Фейлон полагал, что тот вернулся к Асами.

Йо не стал утруждать себя объяснениями.

– Те, кто на вас напали, направляются сюда. Нужно уйти в более безопасное место.

Фейлон хотел презрительно фыркнуть, но боль в боку превратила это в болезненный вздох. Он сжал зубы. – Откуда мне знать, что ты не пытаешься выманить меня отсюда, чтобы они смогли меня прикончить?

– Потому что вы знаете – я скорее умру, чем увижу, что вам причинен вред.

На этот раз фыркнуть все-таки удалось.

– Слишком поздно. Уже увидел.

Он попытался встать на ноги. Йо шагнул вперед, видимо, чтобы помочь, однако под тяжелым взглядом Фейлона отступил. Фейлон ухватился за край бака, стараясь подтянуться вверх, но удалось это только со второй попытки. Наконец, побледнев и обливаясь холодным потом, он выпрямился.

– Шеф…

Он мотнул головой, прерывая Йо. – Прекрати называть меня шефом. Мы оба знаем, кому принадлежит твоя преданность.

Йо, похоже, хотел что-то на это ответить – наверное, какие-нибудь оправдания – но передумал. Вместо этого задал вопрос:

– У вас есть поблизости надежное место, о котором в Байше никто, кроме вас, не знает?

Фейлон понял ход его мыслей: поскольку о встрече знали только он и Хас, значит, есть вероятность, что в Байше есть стукач. Проклятье! Он-то думал, что избавился ото всех предателей. Один из которых стоял сейчас перед ним. Фейлон взвесил варианты – трудная задача, когда кровь шумит в ушах. Он потряс головой, чтобы избавиться от шума, и перед глазами все поплыло.

– Прошу вас. Доверьтесь мне.

Довериться Йо? Фейлон понимал, что у него есть все основания не доверять тому, кто когда-то был его правой рукой. Разум говорил ему одно, интуиция – другое. Качаясь от слабости, он с трудом выдавил: – Карусель… В парке…

Кажется, Йо выругался, но он не был в этом уверен. Он падал… а потом мир перед глазами сменился чернотой.

***

У лошади не было головы.

Резко очнувшись, Фейлон подавил желание отползти от нее подальше. Он несколько раз быстро моргнул, чтобы сфокусировать зрение, и медленно обвел взглядом помещение. Коробки. Зеркала. Лампочки. Розовый слон в белых пятнах, без одного уха.

Ну да, это же карусель в парке. Куда он приказал Йо себя отвести. Судя по многочисленным коробкам, нагруженным доверху остатками когда-то популярного аттракциона, это, видимо, кладовка. Ну а судя по тому, сколько пыли на коробках, полу и куске брезента, на котором он сидел, сюда уже очень давно никто не заходил.

– Вы очнулись.

Фейлон поднял глаза: у двери стоял Йо. Только сейчас он заметил, что тот выглядит не так, как обычно. Исчез строгий черный костюм, делавший его похожим на гробовщика. Вместо него на бывшем подчиненном, отчего тот смотрелся моложе, были джинсы и рубашка – белая рубашка, сильно заляпанная кровью.

– У тебя кровь на… – Фейлон слабо махнул рукой, указывая на пятна.

Йо пожал плечами. – Извините за вашу рубашку.

Фейлон опустил глаза и понял, что пиджак по-прежнему на нем, а вот дорогая рубашка превратилась в полоски ткани, небрежно обмотанные вокруг его торса. Видимо, Йо перебинтовал огнестрельную рану. Уместнее всего было бы сказать «спасибо», но Фейлону пока было не до благодарностей. Слишком много вопросов требовали ответа.

– Откуда ты знал про нападение?

– Я не знал. Случайно там оказался.

Фейлон приподнял бровь. – Раньше ты врал более умело.

Йо поколебался, потом ответил: – Я следил за вами.

Бровь поднялась выше. – Только сегодня?

– Каждый день.

– Что ж, полагаю, не для того, чтобы меня убить. Иначе ты мог просто оставить меня в том переулке. – Хотя я все равно могу умереть, подумал он, когда живот пронзил очередной приступ боли. – Чувствовал себя виноватым за свое предательство? Поэтому забесплатно разыгрывал из себя телохранителя? Знаешь, в тот вечер на корабле у меня не было желания выслушивать объяснения, а вот теперь стало интересно. Наверное, дырка в животе изменила настроение.

– Ше… – Йо осекся под взглядом Фейлона. – Какой теперь смысл…

– Исполни прихоть умирающего, ответь. Что заставило тебя обратиться против меня? Что заставило тебя предать Байше? Ты нам так и не сказал. Даже когда тебе переломали почти все кости – я, кстати, до сих пор удивляюсь, что ты выжил, – ты так и не сказал почему. Асами предложил тебе такую большую взятку?

Йо покачал головой.

– Он угрожал тебе или кому-то из твоих близких? Сказал, что причинит вред твоей семье? – Фейлон нахмурился. – Ты ведь никогда  даже не упоминал, есть ли у тебя семья. Когда он с тобой связался? И как? Насколько я знаю…

Йо снова покачал головой и поднял руку. – Пожалуйста, не надо…

– …в Гонконг он не возвращался с…

Фейлон осекся: до него дошло. Весь прошлый год он старался не думать ни о Йо, ни об Асами, говоря себе, что сначала необходимо сконцентрироваться на реорганизации Байше, убедить союзников, что он целиком сосредоточен на бизнесе. Теперь же он подумал, а не был ли этому причиной тот факт, что он был не готов узнать правду.

– Ты был его человеком, – его голос упал до шепота. – С самого начала был его. И только делал вид.

Йо опустился перед ним на колени. На лице его было написано воплощенное страдание. – Нет, Фейлон, прошу вас, послушайте…

– Когда ты спас меня в тюрьме? Это было инсценировано? Чтобы заставить меня тебе доверять?

– Нет.

Фейлон уже решил, что помимо этого ничего больше не услышит, но Йо заговорил снова:

– Нет, мне просто повезло, что вы обратили на меня внимание. Поймите, вовсе не предполагалось, что я внедрюсь к вам в организацию. Мне было только приказано присматривать за вами, убедиться, что в тюрьме вам никто не докучает. Не знаю, помните ли вы, каким были тогда. У вас как будто не было интереса жить. Асами за вас… беспокоился.

Фейлон рассмеялся, но веселья в этом смехе не было. – Асами? Волновался о моем благополучии?

– Ему было не все равно. Может, не в том смысле, в каком бы вам хотелось, но это правда, ему было не все равно.

Фейлон впился взглядом в лицо Йо. Черт бы побрал этого подлеца, он слишком многое сумел разглядеть.

– А после? Когда мы вышли? Ты мог уйти.

Йо снова медленно покачал головой. – Я уже был вашим.

У Фейлона больно сдавило сердце. Как же ему хотелось поверить. Как же это было необходимо. Но его слишком часто предавали.

– Хочешь, расскажу, откуда я знаю это место?

Если Йо и был удивлен сменой темы, вида он не подал. Просто сел на пол, скрестив ноги, и стал ждать, когда Фейлон продолжит.

– Когда мы с Яном были детьми, сюда нас приводила мама. Мы часами катались на разных аттракционах, и больше всего я любил эту карусель. Потом мы шли домой, по пути покупали у цветочницы букеты, чтобы поставить дома. Ничего экзотического, просто гвоздики. Она любила гвоздики. Говорила, что они жизнерадостные. Потом мы пили чай. Я – зеленый, она – черный.

Комната начала вращаться перед ним, но он нашел силы улыбнуться воспоминанию.

– Даже когда Ян начал отказываться ходить в парк, заявив, что это забава для детишек, мама все равно ходила со мной. Позволяла мне кататься на карусели еще и еще, сидела на скамейке и махала мне каждый раз, когда я проезжал мимо.

– Она говорила мне, что любит меня, что совершенно не важно, что это не она меня родила. Я был ее, а она была моей. Знакомо звучит?

Фейлон взглянул Йо в глаза.

– Однажды она исчезла. Отец сказал, сбежала с любовником. С которым встречалась здесь, в этом парке, – он наклонился ближе и прошептал: – И поэтому ты можешь миллион раз сказать, что ты мой, но я все равно тебе не поверю.

– Я докажу вам, Фейлон, – ответил Йо, тоже шепотом. – Даю вам слово, еще не кончится этот день, вы поверите, что я ваш и всегда был вашим.

Грустно улыбнувшись, Фейлон начал соскальзывать на пол. – Думаю, для меня этот день уже заканчивается.

***

Сначала он услышал тихое попискивание каких-то приборов. Потом голоса, торопливые и обеспокоенные. Потом все снова исчезло. Когда он пришел в себя в следующий раз, то понял, что его руку держат две маленькие ладошки.

– Тао? – вместо голоса вышел хрип, но мальчик услышал и тут же поднял голову.

– Фейлон-сама! – счастливо вскрикнул он и, спрыгнув со стула, выбежал из комнаты прежде, чем Фейлон успел задать хоть один вопрос. Оглядевшись, Фейлон понял, что он в своей комнате в загородном поместье, которая заставлена таким количеством медицинских приборов, что напоминает небольшой травмпункт. Значит, Йо сумел привести помощь. Фейлон улыбнулся. Может быть, на этот раз он все-таки скажет Йо «спасибо». Интересно, в поместье ли тот сейчас или за ним нужно послать. Их разговор определенно не был закончен.

В комнату, расплываясь в улыбках и приветствиях, торопливо вошли доктор и пара медсестер, следом за ними Вонг, один из его людей, и Тао. На лице Вонга было написано откровенное облегчение. Одна из медсестер (видимо, пить ему пока было нельзя) тут же подала мелко наколотого льда – благословение для его пересохшего горла.

– Слава богу, шеф, вы очнулись. Все так волновались. Вам что-нибудь нужно, шеф?

– Да, Вонг. Приведи ко мне Йо.

– Но, шеф…

– Знаю, знаю. Он нас предал. Но он мне по-настоящему помог…

– Это так, шеф. Но…

– Ты дашь мне закончить? – Фейлон раздраженно взглянул на подчиненного. – Приведи ко мне Йо. И не спорь.

Вонг опять заколебался, будучи в явном затруднении. Тао первым нарушил молчание. Снова взяв руку Фейлона в свою, он сказал просто: – Фейлон-сама, но ведь Йо мертв.

Сердце Фейлона пропустило удар, а потом заколотилось частой рысью. Приборы вокруг взволнованно запищали.

– Что значит – мертв? – он взглянул на Вонга в ожидании объяснений.

– Шеф, он появился во время нападения, помог нашим людям. Когда мы туда добрались, он все еще сражался, но уже был изранен пулями. Он успел сказать, что вы в карусели в парке, и умер.

Фейлон покачал головой. – Но он же был со мной у карусели. Даже перевязал мне… – он замолк, пытаясь вспомнить, что произошло в той кладовой. – Он был там, со мной. Мы разговаривали.

– Шеф, он не мог быть с вами. Наши люди рассказали, что он участвовал в бою с начала и до конца.

Вонг с доктором обменялись встревоженными взглядами, приведя тем Фейлона в бешенство. – Но он был со мной! Донес меня до карусели!

Одна медсестра склонилась над ним, стараясь успокоить, другая стала готовить шприц. Фейлон напряженно думал, восстанавливая в памяти события того дня. Как он попал к карусели? Кто перебинтовал его рану? Если ему помог не Йо, то кто тогда?

– Шеф, с вами все хорошо?

Кровь на рубашке Йо. Он думал, что это его, но что если на самом деле это была кровь Йо? Вонг сказал, его буквально изрешетили. Но это значит, что… Нет, это невозможно. Фейлон неверяще потряс головой. Он разговаривал с человеком, который уже был мертв? Он разговаривал с призраком?

Он вспомнил клятву Йо.

«Я докажу вам, Фейлон. Даю вам слово, еще не кончится этот день, вы поверите, что я ваш и всегда был вашим».

конец
Просмотров: 905 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.8/12 |
Всего комментариев: 2
1  
Классная вещь..)

2  
Грустно, конечно, но красиво smile


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz