Воскресенье, 19.11.2017, 07:53Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

"Girl", NC-17, Ая/Ёдзи, Ая/Шульдих, Глава 1
Название: "Девушка"Рейтинг
Авторы: Viridian5 и Maya Tawi.
Рейтинг: NC-17.
Пары: Ая/Ёдзи, Ая/Шульдих, Ёдзи/Шульдих, Ая/с другими персонажами. Если слеш и фэм-слеш для вас неприемлемы, не стоит читать этот текст.
Перевод: Irmie.
Редактура перевода: Lavender Prime.
Разрешение на перевод и публикацию: получено.
Оригинал: http://viridian.shriftweb.org/wk_girl.htm
Краткое содержание: Ая меняется.
Примечание: это безобразие ведет свое происхождение с того момента, как Maya как-то ночью в полусонном состоянии решила пересмотреть комедийный сериал «Mystery Science Theater 3000». Ей в голову пришла странная идея, и немного позже она допустила ошибку, поделившись ей с Viridian5: «Что бы сделал Ая, если бы вдруг превратился в женщину?» Viridian5 начала на ходу придумывать комические диалоги. Maya спросила, не хочет ли V стать соавтором. Изначально предполагался короткий юмористический фик. Хе– хе.
Примечание переводчика: «Mystery Science Theater 3000» (сокращенно MST3K, иногда MST 3000 или MST 3K или просто MST) - культовый американский комедийный телесериал. Подробней о нем вы можете узнать из соответствующей статьи Википедии.





Глава 1

Ая успел заметить, как ему на голову опускается меч, и, положившись на инстинкты, бросился в сторону. Лезвие просвистело в считанных миллиметрах от его уха; он сделал сальто назад, держа катану наготове, надеясь нанести удар прежде, чем нападавший придет в себя, и закончить здесь побыстрее.

Первый недостаток этого плана проявился, когда его тело как– то изменилось, и, так и не сумев закончить свой кульбит, он грохнулся прямо на задницу.
Его противник, один из телохранителей Минобе, кажется, удивился – еще бы ему не удивиться, ведь к этому моменту он уже должен был старательно запихивать кишки в распоротый живот. Ая зарычав, вскочил...

И тут же свалился снова, споткнувшись о собственные ботинки и собственные ноги. Телохранитель заржал.

Так дело не пойдет.

Ая поднялся, на этот раз гораздо медленней, не обратив особого внимания на то, как странно натянулась на груди рубашка, а пояс вместе со штанами съехал куда– то вниз. Что бы там ни случилась, он разберется с этим после миссии. Прямо сейчас он должен убить Минобе, а чтобы это сделать, сначала придется устранить охрану.

Он встал в стойку, перехватив катану обеими руками, повернулся к телохранителю, который почему–то все никак не мог прекратить лыбиться, и обнаружил, что смотрит прямо в дуло пистолета.

Ая замер.

На лице телохранителя появилась ухмылка.

– Думали, я не смогу выстрелить в девчонку?

Ая озадаченно нахмурился. И тут в воздухе вспыхнула яркая дуга, обвила пистолет и вырвала его из пальцев громилы. Охранник завопил, когда его руку ободрала проволока, а Ая, воспользовавшись моментом, ринулся вперед и воткнул катану ему в живот по самую рукоять.

Но опять не устоял на ногах и плюхнулся на свою многострадальную задницу.

В комнату ворвался Ёдзи:

– Что случилось? Ты ранен... Огосподибожемой, у тебя сиськи.

– Ты что несешь? – зарычал Ая, поднимаясь на ноги. – Ты что, под кайфом?

Только когда глаза Ёдзи широко распахнулись, Ая понял, что его голос звучит на октаву выше, чем положено.

Медленно, очень медленно Ая посмотрел на свою грудь. Две мягких округлости едва не разрывали его рубашку там, где раньше ничего не было.

С растущим ужасом он так же медленно провел рукой по ширинке, совершенно не обращая внимания на зачарованно-испуганный взгляд Ёдзи, сопровождавший это движение.

Ничего, только плавный изгиб плоти. Ая усилием воли остановил свою руку и не стал спускаться ниже, пока не нащупал ничего такого, отчего получил бы длительный шок. Или пока не начал сам себя домогаться.

Ая закрыла – закрыл – глаза и пылко и прочувственно сказал:

- Вот дерьмо.

И не открыл их, даже когда услышал, как Ёдзи странно придушенным голосом зовет Оми; Фудзимия был слишком занят – пытался провалиться сквозь землю.

***

Оми несся по коридору, стараясь не нарваться на охранников, которые еще могли остаться в здании. Голос Ёдзи звучал так странно... Оми едва не пролетел мимо нужной двери.

Кудо дымил как паровоз, присосавшись к сигарете так, словно от нее зависела его жизнь, но стоял на ногах и, кажется, не был ранен, просто нервничал. Ая тоже стоял, но почему-то уставился в пол и как будто... стал меньше. Пожалуйста, пусть с Аей все будет в порядке. Ая сложил руки, прямо под грудью... под...

Грудью. Настолько большой, что она угрожающе натянула рубашку Аи.

– Что случилось? – спросил Оми.

– Черт меня возьми, если мы сами знаем, – ответил Ёдзи.

Ая, наконец, посмотрел на них, и выглядел при этом несчастным и смущенным, затем снова уставился в пол. Он был красив. Все равно красив, но теперь другой красотой. У Оми просто сердце переворачивалось. Оми любил Оку, но Ая задевал в нем совсем другие струны... Не то чтобы подросток ожидал, что из этого что-то получится, тем более что в свои почти восемнадцать лет выглядел он на двенадцать. Ая без сомнения видел в нем младшего брата, да, может, его вообще парни не привлекали.

Но эти груди... Почему они настолько большие, если Ая такой худой? С другой стороны, учитывая превращение в женщину в принципе, размер Аиных грудей был еще не самым странным. Тем более они не были уродливо огромными. И смотрелись очень неплохо. Очень.

К счастью, Оми уже давным-давно смирился с тем, что его привлекают и мужчины, и женщины, иначе от того, каким сейчас стал Ая, у него бы совсем мозги съехали. Он бросил взгляд на Ёдзи, скорее всего, получившего этим вечером психическую травму, и постарался скрыть улыбку.

О чем он вообще думает? Ае нужна помощь и поддержка. А поскольку Ая – это Ая, сам он никогда об этом даже не подумает. Значит, Оми придется просто ему помочь.

Он хотел успокаивающе коснуться руки Аи, но не знал, как тот воспримет этот жест, поэтому произнес только:

– Мы зачищаем следы, так что уже почти готовы уходить. Вернемся домой, разберемся в происходящем и все исправим, Ая. Не волнуйся.

– Спасибо, Оми, – тихо ответил Ая. Его голос тоже изменился. Удивительно. И странно.

Догнавшего их на выходе и хорошенько присмотревшегося к товарищам Кена явно так и подмывало кое-что прокомментировать, но он умудрился промолчать. И хорошо, потому что Оми бы ему врезал. Хватит им и одного Ёдзи, уж он-то наверняка оттянется на полную катушку, как только немного отойдет от шока. К сожалению, Ёдзи никто не мог заткнуть рот. Даже сам Кудо.

***

Никто не проронил ни слова ни во время поездки назад, в трейлер, ни когда они вошли внутрь. Оми сообщил только необходимый минимум, пока они пытались выйти на Манкс. А как только Манкс через видео связь увидела Аю, она тоже замолчала. Ая, избегая любопытных взглядов, хмурился, глядя на свою ставшую слишком большой грудь.

Получив хоть какое-то подобие объяснений, Ая некоторое время сидел молча, и, наконец, пробормотал:

– Это – самый дурацкий дар из всех возможных. – Лучше уж разговаривать, чем предаваться невеселым мыслям. По крайней мере, хоть какое-то разнообразие.

– Да уж, это точно, – согласился Кен.

Оми, оглядев Аю, сказал:

– А я думаю, это клево.

Ёдзи встряхнул головой.

– Ты точно уверенна, что это дар, Манкс? Как у Шварц?

– Ну, – замялась Манкс. – Не совсем.

Кен фыркнул, а Ёдзи продолжал:

– Скажи нам правду, Манкс. Ты что, предполагала, что Ая превратится в девушку-оборотня?

Фудзимия, подозрительно сузив глаза, вскинул голову, почувствовав себя преданным.

– Даже мысли такой не было, – поспешила заверить Манкс. Аю этот ответ не убедил. – Критикер не работают с подобными феноменами. Мы вообще недавно узнали, что такие силы существуют.

– Замечательно, – сказал Кен. – Вайсс наконец получили силу и это – женские чары. Очень нам поможет.

– Нет, наоборот, это же хорошо! – возразил Оми. – Если враги попытаются соблазнить Ёдзи, Ая превратится в девушку и...

– И покажет мне свои буфера! Гениально! – перебил его Ёдзи.

Ая зарычал.

Ёдзи закатил глаза.

– Никакого чувства юмора.

– Совершенно, – огрызнулся Ая.

– Но буфера классные.

Ая снова зарычал, затем спросил:

– Я изменюсь обратно, Манкс? Или я... – Он помедлил. – Застрял в этом теле? – Ему не хотелось загадывать, что будет дальше, но выбора не оставалось.

Манкс только развела руками:

– Я склонна думать, что это временно, просто потому, что мы не знаем о даре, который сработал бы только один раз. Но, Ая, мы никогда прежде не сталкивались с подобным. Так что ты шагнул на неизведанную территорию. – Она помолчала. – Что ты делал, когда изменился?

Ае очень хотелось снять рубашку, но он знал, что если сделает это, то заработает еще пару раздражающих комментариев от Ёдзи. Если бы только его... эти груди прекратили качаться хотя бы на мгновение. Как, черт возьми, женщины с ними живут?

– Ничего. Все, как обычно, – раздраженно ответил Ая. Он наклонился, снял ботинки и уставился на свои уменьшившиеся ступни.

– Убивал людей, – встрял Кудо.

– Ты что-нибудь почувствовал? – продолжала допытываться Манкс.

– Нет, – ответил Ая и покачал головой. – Эти расспросы ни к чему не приведут.

– Важно выяснить, что случилось, – заметил Оми.

– Если мне немного повезет, завтра проснусь собой.

– А если не повезет?

– Ну, знаешь, как обычно? – ехидно добавил Ёдзи.

– Тогда мы придумаем, что делать дальше, – ответил Ая. – Но сейчас половина одежды мне слишком узка, вторая половина с меня сваливается, и мысль о том, чтобы вас всех перебить, выглядит очень заманчиво, поэтому я ложусь спать.

– Ая, не стоит убегать от проблем, это не поможет, – начал Оми. Он желал ему только добра.
И ему очень повезло, что в этом изменившемся теле Ая скорее споткнется о собственные ноги, чем кого-то прикончит.

– Я не убегаю. Я иду отдыхать. Вот утром могу начать убегать.

– Я думал, женщиной ты станешь спокойнее и воспитаннее, – заметил Ёдзи.

– Может, ты тоже станешь, если сделаешься евнухом. Я готов помочь, чтобы выяснить это раз и навсегда.

– Притормози, Ая. – Кен попытался остановить его, и обеими ладонями...

– Кен!

– Они просто там есть! Я не хотел за них хвататься!

Ая отпихнул Хидаку и заявил:

– Я ложусь спать, пока ситуация не стала еще хуже. – Он направился к выходу, ни на минуту не сомневаясь, что они начнут обсуждать его, как только за ним закроется дверь. В конце концов, они его обсуждали, даже когда он был вместе с ними.

– Мне в голову пришла ужасная мысль, – пробормотал Ёдзи. – Ая и критические дни.

Ае действительно лучше побыстрее убраться из комнаты.

Он смыл кровь и пот под душем так быстро, как только получилось, не желая прикасаться к себе. Он не смотрел вниз. Было такое чувство, будто его вдруг искалечили, и в тоже время – словно его заставили лапать какую-то несчастную девушку. Неправильность ситуации только начинала доходить до него. Принимая во внимание образ жизни, который он вел, Ая был уверен, что многое сможет преодолеть, но это... было слишком странным. У него не хватало слов. И все с ним обращались как с еще одной проблемой, которую надо как-то решить, или еще хуже – использовать в своих интересах. «О, Ая теперь девочка. Что мы можем с этим сделать?»

Блядь, Ёдзи прав про сиськи. Они огромные.

Кудо бы застрелился, поняв, что у него исчез член.

Ая запретил себе даже думать о том, куда же исчез его член.

Ничего из одежды не подходило по размеру, поэтому Ая лег в постель в длинной растянутой футболке и без нижнего белья. Точнее, в койку. В этом долбаном трейлере у него не было даже собственной комнаты, в которой можно было бы спрятаться, поэтому он накрыл голову подушкой, чтобы заглушить доносившиеся из соседней комнаты голоса.

Завтра он снова станет мужчиной. Он сконцентрировался на этой мысли. Так и будет.

***

Проснувшись, Ая случайно задел рукой сосок сквозь футболку, и по телу прокатилась волна ощущений, но не в привычных местах местах, а ниже и глубже, внутри.

– Блядь, – рявкнул он. Он все еще был женщиной, к тому же явно возбужденной, и ни к тому, ни к другому он был совершенно не готов.

Поход в туалет обернулся кошмаром. Теперь он по-настоящему понимал страх кастрации. Но, по крайней мере, это новое тело знало, что нужно делать, и выполнило все необходимые функции.
Остальные уже встали, койки были пусты; так что хотя бы подбирая одежду, в которой он сможет храбро встретить новый день, Ая побыл в одиночестве. В конце концов, он одел боксеры, которые частично удерживали на месте штаны, стянутые на талии ремнем, рубашку, поверх нее свитер и сандалии. Он закатал рукава и штанины, глубоко вздохнул и шагнул навстречу завтраку и товарищами по команде.

Тут же споткнувшись. Надо что-то с этим делать. Он научился осознанно контролировать свои движения, когда начал работать с мечом. Научится и сейчас. Пусть он женщина, но неуклюжей раззявой никогда не будет. Как только он полностью прочувствовал разницу в центре тяжести, смог как-то приспособиться. Уже лучше. Гораздо лучше.

Когда Фудзимия вошел, Ёдзи открыл было рот, но Ая предвосхитил возможные комментарии:

– Да, я все еще женщина. И я иду по магазинам.

– Я бы много чего мог сказать по этому поводу, но мне даже начинать лень, – ответил Ёдзи с наглой усмешкой.

– Я не знаю, как долго это продлится, и у меня теперь нет своей комнаты, так что я вполне вправе постараться устроиться максимально удобно в... данной ситуации.

– В данном теле, ты хотел сказать, Ая. Это так называется. Те-ло. – Ёдзи выгнул бровь. – Да еще и симпатичное...

– Без разницы.

– Я могу пойти с тобой, – предложил Оми. – Выручить. У тебя без того слишком много проблем, чтобы еще общаться с продавцами.

– Если я женщина, это совершенно не означает, что я истеричка.

– Конечно, нет, ты истеричка, потому что ты – Ая, – усмехнулся Ёдзи. Кен просто промолчал и прикрыл рот ладонью.

С Кеном Ая тоже разберется потом.

– Ты не идешь, Ёдзи.

– Что? Я просто хочу помочь!

– Не сомневаюсь.

– Значит, я иду? – спросил Оми, едва не прыгая.

– Да. От тебя будет хоть какая-то польза. – Сестра Аи или Сакура, возможно, подошли бы куда лучше, но он не видел их с тех пор, как погибли Эсцет. Сакура хотела от него того, что он не мог ей дать, а Ая... Теперь, когда она вышла из комы, у нее, наконец, появился шанс на нормальную жизнь, и брат-убийца не должен был запятнать ее кровью и смертельно опасными тайнами. И уж тем более она не должна была узнать, что «брат» превратился в «сестру».

Но после того, как они вернулись в Токио, он частенько испытывал искушение хоть разок ее увидеть... Нет. Так только к лучшему.

– Ты знаешь, у меня вообще-то есть опыт в таких вещах... – начал Ёдзи.

Ая уставился на него.

– В случайных превращениях в женщину?

– В покупке женской одежды, придурок.

– Я тебя не слушаю.

– Ёдзи, не хочешь нам ни о чем рассказать?– едва не пропел Кен.

В подарок, – отрезал Ёдзи. Кен и Оми захихикали, а Кудо закатил глаза и, нахохлившись, замолчал. Ая начал готовить себя завтрак, радуясь передышке.

Эти груди – он отказывался думать о них, как о части собственной анатомии – от любого движения качались из стороны в сторону, ужасно отвлекая. Он злобно уставился на них, пытаясь удержать на месте силой воли. Что не произвело ровным счетом никакого эффекта.

Первым в его списке покупок стояло какое-нибудь ограничивающее устройство.

***

Люди на него пялились, отчего он только сильнее ощущал собственное уродство. Оми положил ладонь на его руку:

– Это потому, что ты симпатичный и странно одет. Не волнуйся.

– Я просто хочу побыстрее закончить. Долго еще?

И тут Ая узрел горы женского белья и познал подлинное отчаяние.

– Размеры, – простонал он. – Конечно, их выпускают разных размеров.

Оми отстал от него где-то по дороге к вешалкам, но Фудзимия не возражал. Лучше Цукиёно не видеть, что он запаниковал. Ая пережил такое, что привело бы к гибели или сломило дух любого другого, начал смертельную вендетту против человека уничтожившего его семью. Покупка нижнего белья его не убьет.

– ...Моя сестра, – сказал Оми, подводя к нему пожилую женщину.

– Она и правда удивительно сильно похудела, – заметила женщина, посмотрев на одежду Аи. Фудзимия поборол желание попятится.

Очень интенсивная диета и комплексные тренировки, – с абсолютно невинным видом пояснил Оми. – Но теперь она не знает, какой ей нужен размер.

– Это легко исправить. Пожалуйста, иди за мной. – Она направилась к дальней части зала, даже не оглянувшись посмотреть, следует ли за ней Ая. Оми замахал на него руками, подгоняя, так что Фудзимия хотя и неохотно, но пошел за ней. По крайней мере, теперь ему понятно было, почему Оми решил пойти в небольшой магазинчик, а не в какой-нибудь огромный сетевой супермаркет.

– Сними свитер, – сказала женщина, как только они вошли в примерочную кабинку.

– Прошу прощенья? – переспросил оскорбленный Ая.

– Оми сказал, что ты застенчивая, но не надо волноваться. Мне нужно снять с тебя мерки.

– У меня под ним только футболка.

– Ты что, не... С такой большой... Ладно, ничего страшного. – На ее лице снова появилась спокойная маска приветливого и доброжелательного продавца.

Фудзимия вздохнул и снял свитер, радуясь, что, пытаясь хоть как-то прижать грудь, одел под него футболку. Эта женщина ему в матери годилась – нет, нельзя думать об этом! – но у него все равно не было никакого желания обнажать перед ней свою грудь. Он не часто обнажал свою грудь перед другими, даже когда был мужчиной.

Ая постарался не крутиться, когда она обхватила его сантиметром. Груди были абсурдно чувствительными, и, казалось, наслаждались прикосновениями. Как, черт возьми, женщины умудряются что-то делать? Когда она принялась за его талию, то пробормотала «Действительно, очень интенсивная программа тренировок», отчего Ая почувствовал неясное облегчение. Но все равно, позже придется проверить, намного ли он стал слабее и получится ли теперь пользоваться катаной. Стоило подумать о невозможности сражаться, как у него кровь застыла в жилах. А что еще он умел делать?
Выйдя из примерочной, он знал даже свой новый размер обуви. Теперь будет намного легче. И тут он увидел Ёдзи, крутившего в руках что-то фривольно-кружевное, и нахмурился.

– Купи себе что-нибудь миленькое, – посоветовал Кудо.

– С чего это мне понадобится что-нибудь в кружавчиках? Я и так уже слишком похож на девчонку.

Ёдзи вытащил из кучи белья нечто невероятно розовое и изукрашенное.

– Вот это ничего.

У парня напрочь отсутствовал вкус.

– Оно розовое. Я рыжий. – Неужели Ая всерьез обсуждает такое? – Я сейчас застрелюсь.

Он купит что-нибудь простое в спокойных белых или бежевых тонах. Оми сказал, что ему понадобится спортивный лифчик. Когда Ая спросил, откуда он знает, Оми слегка покраснел, пробормотал что-то про уроки физкультуры и сменил тему.

– Купи хоть что-нибудь красивое, – продолжал настаивать Ёдзи, поморщившись, обозревая белье, к которому направился Ая.

– На кого мне производить впечатление? Потом ты скажешь, что я должен начать краситься, и нет, спасибо, этого я делать не стану.

– Почему нет? Оми бы тебе показал, как.

Ая помолчал, обдумывая эту идею, затем отогнал ее от себя.

– Я таким надолго не останусь. Нет смысла изучать совершенно новый образ жизни.

– Ты должен купить, по крайней мере, одну юбку.

– Зачем? Предпочитаю, когда моя задница прикрыта.

– А я предпочитаю... – Но, увы, миру не суждено было узнать мнение Ёдзи на сей счет, потому что прямо на середине фразы его ударили концом вешалки в живот.

Ая рылся в лифчиках, ища что-нибудь подходящее и бормоча:

– Есть хоть один без косточек? – Эти груди и так слишком чувствительны, поэтому он не хотел, чтобы под ними было что-то твердое.

Ёдзи усмехнулся и придвинулся поближе, читая, что написано на этикетке.

– Не с твоим размером. Ох, боже мой, Ая. Ты – девушка в моем вкусе.

Ая больно стукнул его локтем в живот.

– Любая девушка будет в твоем вкусе. Иди домой.

– Я пришел, чтобы оказать тебе моральную поддержку.

– У тебя плохо получается. Я ничего не стану покупать пока ты здесь.

– А-а-ая-я..я....

– Нет.

– Ты такой миленький, когда психуешь.

Ая отвернулся от лифчиков, скрестил руки... под грудью, и уставился на Ёдзи.

– Я не стану ничего покупать для твоего развлечения.

К счастью, рядом появился Оми.

– Ёдзи, прекрати мучить Аю! Он никогда ничего не купит, пока ты здесь!

– Правильно, – подтвердил Ая. – Я не куплю ни нитки. Никакого нижнего белья, о котором ты сможешь пофантазировать. Буду и дальше носить мои вещи, а, значит, буду выглядеть так, словно я в них утопаю.

– Это грязный прием, – заныл Ёдзи.

– Жесткий, – уточнил Оми.

– Хорошо, хорошо, но с тебя полный отчет.

– Да, да, – отмахнулся Оми, спасая Аю от необходимости врать.

***

Плохо было уже то, что всю одежду, казалось, придумали для того, чтобы женщина походила либо на секс-бомбу, либо на престарелую мамашу, но... Ая зарычал, глядя на свое отражение в зеркале примерочной.

– Оми, меня только что измерили. Я точно знаю свои размеры. На этих штанах написано, что они такого же размера, марки и фасона, что и эти, но они не подходят. То же самое с вот этим лифчиком и этим. Что за поганые недоделанные тряпки?

За дверцей ответили:

– А почему, как ты думаешь, женщины столько времени тратят на походы за одеждой?

– Я думал, потому что им нравится.

– Тебе еще столько предстоит узнать... Принести другой размер?

Неужели это унижение никогда не закончится? Ае не очень хотелось, чтобы кто-то носил ему одежду, но чтобы отыскать другой размер, ему придется выйти из примерочной, а чтобы выйти из примерочной, придется нацепить на себя все эти бабские регалии, а потом, когда он вернется, снова их снять. Пусть Оми за него поработает. Это более конструктивно.

– Да.

***

Сразу надев кое-что из купленной одежды, Ая уже не чувствовал себя таким неуклюжим и скованным в движениях. Особенно благодаря новым ботинкам. При ходьбе приходилось гораздо сильнее, чем он предполагал изначально, покачивать бедрами, но Ая, кажется, начал осваиваться. И получаться стало гораздо лучше, потому что теперь не надо было изо всех сил сосредотачиваться на том, чтобы не потерять обувь.

Его бесило давление косточек, но он вынужден был признать, что они сдерживали неприятное покачивание грудей. По вполне понятным причинам Ая выбрал рубашку и штаны мужского покроя, также на нем было новое длинное пальто, которое вполне подойдет и для миссий.

Хотя, покупая пальто, он чувствовал, будто предает собственное тело, словно смиряясь с тем, что не станет нормальным, но, тем не менее, здравый смысл победил. Он не знал, сколько еще пробудет в таком виде, и ему надо было где-то прятать катану.

Оми с глупым видом смотрел, как Ая бродит по магазину, в котором купил почти всю одежду для миссий. Женская мода оказалась далеко не такой практичной, как мужская, но его все равно словно тянуло к вешалкам. Очень приятно было снова вернуться в Токио.

– Хочешь что-то сказать? – спросил он Оми, взяв пару черных перчаток с декоративными заклепками на костяшках.

– Я всегда знал, что в тебе есть извращенская жилка. Просто я не знал, где ты отовариваешься, чтобы удовлетворить свои пристрастия.

– Ремешки очень практичны, – возразил Ая, сняв с вешалки черную кожаную рубашку, которая застегивалась как раз ремешком на шее, и обводя пальцем пряжку.

– Для чего? Чтобы облегчить доступ к телу? – Оми покачал головой. – Жаль, что у меня никогда не получиться так выглядеть.

– Ты можешь одеваться, как захочешь.

– Ага, и стану похожим на модель из журнала детской порнографии.

– Как будто ты сейчас выглядишь по-другому.

– Я не стану на тебя обижаться только потому, что знаю, как ты расстроен происходящим. Иначе я бы сказал, что если уж ты остался без члена, то вовсе не обязательно становится сукой.

Ая фыркнул.

– Прости.

– Уверен, что не хочешь примерить юбку?

У Аи мелькнуло дикое желание всех шокировать – хотя, может быть, желание заткнуть Ёдзи не было настолько уж диким, – и внезапно он представил себя в облегающей рубашке, живописно порванных чулках, сапогах на шпильках со шнуровкой до колена, в висевшей на ближайшей вешалке юбке, сшитой из длинных полос винила, которые будут разъезжаться при ходьбе, обнажая кожу. Обязательно с подведенными глазами и черной (или алой) помадой на губах. Образ получился очень женственный и сексуальный, но в тоже время опасный и агрессивный, совершенно не похожий на тот дурацкий, манерно-девчачий, который пытался ему навязать Ёдзи.

– Я схожу с ума, – пробормотал себе под нос Ая.

– Не в первый раз, – приободрил его Цукиёно.


Просмотров: 1797 | Рейтинг: 3.5/2 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz