Воскресенье, 19.11.2017, 07:51Главная

Меню сайта

Форма входа

Поиск

Статистика

Главная » 

Cruel Intentions, romance, drama, NC-17, глава 1
Название: "Cruel Intentions" Рейтинг
Автор: FayC
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance, drama
Пейринг: Михаил/Фейлон
Переводчик: Indrik
Бета: cattom
Разрешение на перевод: получено
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Аяно Ямане
Оригинал: http://kajornwan.livejournal.com/
Предупреждение: 18 глава дана в сокращении - из текста была изъята трехстраничная нс-сцена.





Фейлон взглянул на завибрировавший в руке черный сотовый телефон и, увидев имя на дисплее, слегка приподнял бровь. Арбатов.

Он помедлил, прежде чем ответить на звонок. Что ж, почему бы и не развлечься слегка после тяжелого дня?
   
- Что тебе нужно? – Фейлон сказал это по-русски, что было необычно для него, учитывая, что звонивший отлично владел кантонским. Хотя глава Бейше бегло говорил на пяти языках, он никогда не утруждался изъясняться на каком-либо кроме родного, разве что если у него не было выбора. В конце концов, человеку, занимающему настолько высокий пост, нет нужды стараться произвести впечатление. Но сегодня он был в настроении подразнить собеседника.

- Ты записал мое имя в свой телефон. Я польщен, – молодой русский мафиози, похоже, действительно был впечатлен.

- А как иначе мне избегать твоих звонков? – Фейлон знал, что ведет себя как надменный ублюдок. Но именно это и было забавно в их отношениях с Михаилом – тот повторял попытки снова и снова, сколько бы раз ни получал в ответ подобные слова.

Михаил не удержал улыбки. Грубая прямолинейность – это так в духе Фейлона.

- Сегодня я выбрал подходящее время для звонка, не так ли? Отчего вдруг ты в таком хорошем настроении? – голос Михаила звучал спокойно и шутливо, как всегда. Он привык к резкостям Фейлона. Это лишь добавляло тому утонченности.

- Я могу повесить трубку прямо сейчас и избавиться от твоего любопытства.

Михаил негромко рассмеялся. По какой-то причине Фейлон ответил на звонок – а значит, не собирается вешать трубку, пока не узнает, зачем он звонит. – Пощади меня, сладкий мой. Я тебе не руку и сердце предлагаю – всего лишь один безобидный ужин при свечах.

- Ты мой ответ уже знаешь, – вздохнул Фейлон. В течение уже многих месяцев Арбатов настойчиво приглашал его пообедать вместе, но он всякий раз отвечал отказом, соглашаясь лишь на деловые встречи за столом с несколькими другими бизнес-партнерами.

- Ты бы не ответил на звонок, если бы просто собирался сказать «нет».

- Возможно.

Михаил не поверил своим ушам, но задавать вопросы означало дать надменной принцессе шанс передумать. Как и в деловых переговорах, он знал, что сейчас лучше поставить в разговоре точку. В конце концов, убедить ее королевское высочество согласиться хоть на какое-нибудь из его предложений было труднее, чем торговать наркотиками в штабе полиции.

- Я заеду за тобой в семь. Надень вечерний костюм.

Заедет за ним? Михаил решил, что он девушка, с которой можно прокатиться в свое удовольствие?

- Я не говорил, что за мной нужно заезжать.

-  Нет, но мне не хочется сегодня, как обычно, обломаться.

Лучше он отправится надоедать Фею в Бейше, чем будет снова напрасно ждать его в очередном ресторане.

- Вот, что бывает, когда делаются неверные выводы. Я ни разу не обещал, что приду.

Это было отчасти верно. Но того, что он не придет, он тоже никогда не говорил.

- Но ты и в этот раз не сказал, что точно придешь.

Фейлон усмехнулся: – Я буду там. Даю слово. Просто скажи, где.

- Ты ведь не думаешь, что я поверю на слово человеку, который обманом зарабатывает на жизнь? – Михаил знал, что, раз он уже решил, то не передумает, и переубеждать бесполезно, но попытка не пытка. Очень уж хотелось увидеть прекрасного Фея в красном Ламборджини Михаила с ним самим за рулем. Какой был бы вид!

- Не искушай свою удачу, Михаил Арбатов. У тебя есть час, чтобы сообщить мне, где – или про обед можешь забыть. Решай.

Фейлон чуть заметно улыбнулся, закончив разговор. Единственный способ для Михаила вовлечь его в свою игру – это играть по правилам Фея.

***

Михаил крутил в руке изящный бокал. «Наконец-то свидание с ледяной королевой», - подумал он. Он чувствовал, что ее королевское высочество, после бесчисленных отказов, все-таки почтит его сегодня своим присутствием. Эти отказы следовало бы счесть оскорблением – от кого бы то ни было. Человек его положения не должен был бы спускать подобное. Но это же был Лю Фейлон. Ни у кого в мире не было такого безупречного сочетания красоты, гордости, ума и силы, как у Фея. Это нереально прекрасное лицо было способно похитить сердце у каждого, кто его видел, включая и сердце Михаила. Никого Арбатов никогда так не желал, никогда прежде не терпел неудачу столько раз подряд.

Молодого лидера Бейше он встретил чуть более шести месяцев назад, на свадьбе, устроенной влиятельным китайским кланом, с которым, как оказалось, работали и он, и Фей. Лю Фейлон, знаменитый лидер самой крупной преступной организации Гонконга, оказался человеком, забыть которого было нелегко.  В комнате, полной избранных гостей в европейских костюмах и вечерних платьях от лучших дизайнеров, Фейлон с неподражаемой самоуверенностью появился в великолепном серебряном чонгсаме, заставив всех остальных выглядеть заурядно и неуместно. Михаил готов был поклясться, что тонкие черные волосы, ниспадающие до пояса, на ощупь наверняка были словно мягчайший шелк. Как такая совершенная красота могла воплотиться в мужчине? По сравнению с ним красивейшие женщины в зале казались уродинами. Высокая, изящная фигура скользила по залу с балетной грацией, но вместе с тем ее обладателя окружала аура невероятного ума и абсолютного превосходства. С того момента, как его взгляд впервые упал на Фея, Михаил поклялся, что сделает его своим, чего бы это ни стоило. Но все попытки пропадали втуне вплоть до этого дня.

Хотя он и сидел здесь, в дорогом французском ресторане, спиной к двери, появление Фейлона не заметить было невозможно. Где бы он ни появлялся, все взгляды тут же обращалась на него. Вот почему Михаил ничуть не удивился, когда тот не поздоровавшись сел за стол напротив него. Как только разговоры вокруг затихли, а все головы повернулись в одном направлении, он уже знал: это пришел Фейлон.

- Я уже начинал думать, что ты вернулся к прежней привычке обещать и не приходить, – не поднимая глаз, пожаловался Михаил.

- Тебе не хватает веры, – Фейлон саркастично улыбнулся и постучал пальцем по пустому бокалу, давая знак его наполнить.

Михаил наконец поднял взгляд на мужчину, сидевшего за маленьким столиком напротив него, и при виде лица, столько раз являвшегося ему во снах, его сердце пропустило удар. На элегантном боссе гонконгской триады был один из его сшитых на заказ шелковых костюмов поверх белой рубашки из тонкой ткани, оставлявшей открытой полоску безупречно розовой кожи, как раз достаточную для того, чтобы сгорающий от желания Михаил мог представить остальное. Неважно, сколько раз они встречались – при виде Фейлона у него всякий раз перехватывало дыхание. Этот человек был от природы наделен исключительными внешними данными, легко позволяющими ему манипулировать людьми, – и умело этим пользовался.


- Ты уверен, что хочешь напиться в моей компании? – это было скорее предложение, чем вопрос. Он слышал о том, что Фей плохо переносит алкоголь. Впрочем, Михаил был бы совсем не против.

- Возможно, я буду так любезен.

Дразнить Михаила было воистину одним из величайших удовольствий на свете.

- Или так жесток. Я знаю, что, помимо всего прочего, тебе доставляет удовольствие доводить меня до безумия.

Пожалуй, Михаил и впрямь его немного знал. В конце концов, он не мог отрицать, что его развлекает перспектива понаблюдать, на что способен молодой русский мафиози, чтобы получить желаемое. Ему все больше нравилась эта игра в кошки-мышки.

Молчание Фея только подтвердило правоту слов Михаила. Самодовольный сукин сын с лицом ангела. Но и это вносило свою долю в дьявольскую привлекательность Фейлона.

- Я взял на себя наглость сделать заказ для тебя. Надеюсь, ты не против.

Фей откинулся на спинку стула, барабаня изящными пальцами по белому льну.

- Что ж, посмотрим, действительно ли ты знаешь мои вкусы в еде.

- Узнать про твои вкусы в еде было легко. А вот с твоими вкусами в постели мне еще только предстоит познакомиться.

Фейлон вздрогнул, и на мгновение Михаил увидел вспыхнувшее в его глазах пламя. Он был красив даже со своим обычным, непроницаемым выражением лица. Но с этим  разъяренным взглядом, угрожавшим убить любого, кто осмелится его задеть, он был прекрасен сверх всякой меры. Бог явно изыскал для своего грешного раба особо утонченную пытку. Искушать его невозможно восхитительным созданием, каким был Фейлон, только чтобы не дать к нему прикоснуться – это было наказание из наказаний.

- А приходило ли тебе в голову, что этот день может никогда не наступить? – Фейлон сделал глубокий вдох, прежде чем ответить. Он уже не ребенок, чтобы выходить из себя по такому поводу.

Михаил улыбнулся в ответ. – Не знаю. Несколько месяцев назад ты не отвечал на мои звонки. Сейчас у нас романтический ужин вдвоем. Может, еще через несколько месяцев мы окажемся в постели и устроим секс века.

- Ты бы не сидел сейчас здесь, если бы думал, что все будет так просто, – Фейлон понимающе улыбнулся, прикладывая неимоверные усилия к тому, чтобы не вытащить пистолет и не всадить пулю в светловолосую кудрявую голову. Убийство такой важной фигуры поставит Бейше в рискованное положение. Нужно было продолжать игру.

Михаил весело рассмеялся над его проницательностью. Фейлон был далеко не наивен и знал, чего стоит. Более того, он знал, что Михаил любит, когда ему бросают вызов. Столь редкий, экзотичный цветок как Фейлон, не был бы так драгоценен, если бы его можно было легко сорвать.

- Раз уж ты настолько отчаялся, что позволяешь практически любому симпатичному мальчику согревать твою постель, для меня это тоже возможно, нет? – он понимал, что переходит границы, но гнева Фейлона совершенно не боялся.

К его удивлению, Фейлон громко расхохотался. Такого Михаил никогда прежде не видел.
- ТЫ хочешь быть моей секс-игрушкой? Ты разочаровываешь меня, Михаил Арбатов.

- Секс-игрушкой?  О, я могу быть куда большим, чем это, любовь моя. Ты не знаешь, что теряешь, – Михаил без улыбки посмотрел Фейлону прямо в глаза. Он был совершенно серьезен. – Но если тебе хочется называть это так, что ж, я не против. Ты БУДЕШЬ моим при любых обстоятельствах, Фейлон. Запомни это хорошенько.

Тот ответил не сразу, взвешивая слова.
- Ты и вправду думаешь, что я приму это предложение?

- Может быть.

- И лишу себя любимого развлечения?

Михаил уже давно понял, что Фейлон им играет. Дразнит, чтобы не отпускать от себя, но никогда не оказывается настолько близко, чтобы позволить до себя дотянуться.

- Я знаю, что тебе доставляет садистское удовольствие пытать меня, Фейлон. Но помни, что это развлечение даю тебе именно я, – Михаил сделал паузу, отпив вина, – и сам при этом развлекаюсь, если уж на то пошло. Но если ты не будешь давать мне хоть что-нибудь, то вскоре можешь распрощаться со своей забавой. У каждого человека есть граница терпения, знаешь ли.

Фейлон усмехнулся. – Садистское удовольствие, вот как? Разве только у меня одного здесь жестокие намерения, а, Михаил? За всю твою жизнь ты никогда не получал отказа в том, чего хотел. Судя по всему, я – единственная вещь, которую ты не можешь заполучить, как ни стараешься. Как только я тебе уступлю, ты в ту же минуту окажешься в самолете, улетающем в Москву. И кто тогда будет меня развлекать?

- Ты, проще говоря, боишься, что я собираюсь просто трахнуть тебя и сбежать, так?

- Я, проще говоря, от души развлекаюсь. Так что нет, секс тебе не светит ни сегодня, ни в обозримом будущем. Не со мной, во всяком случае, – Фей откинулся на стуле, молча пригубив второй бокал вина. Никогда больше он не позволит кому бы то ни было играть с ним. Одного раза было более чем достаточно. Это и так почти стоило ему жизни.

Заглянув в эти прекрасные глаза, Михаил увидел гораздо больше того, что говорили  холодные слова. Одной холодностью объяснить это было нельзя. Никогда бы он не смог так сильно влюбиться в заурядного, высокомерного ублюдка с хорошеньким личиком. Фейлон был ходячим противоречием, сложным и изощренным. Кто бы мог представить, что смертельно опасный главарь мафии больше всего на свете любит читать, проводить время в художественных галереях, ухаживать за своим садом? Михаил задумался, что же именно он увидел на долю секунды в этих глазах? Был ли это гнев? Ненависть? Или даже печаль? Или все это вместе? Он должен был знать.

- Как такое может быть? Откуда у человека, настолько гордого как ты, такая низкая самооценка?

Совершенно не ожидавший подобного вопроса Фейлон приподнял бровь. – Низкая самооценка?

- Ты думаешь, что все, что мне от тебя нужно – это только секс. Что я просто брошу тебя, если добьюсь своего. Ты как будто считаешь, что большего и не заслуживаешь.

Эти слова поразили Фейлона. Он никогда не смотрел на это с такой точки зрения. Возможно, причина того, что он не мог заставить себя довериться кому-либо, была в том, что он чувствовал, что не заслуживает любви. То, что он был приемным ребенком и имел при себе братца, постоянно напоминавшего об этом, не могло не оставить шрам в его душе. Вот почему он так нуждался в том, чтобы отец доказал, что любит его. Он не чувствовал себя любимым, а если его собственная семья не любила его, то кто смог бы? Предательство Асами только укрепило его убеждение. Корнем всего была его собственная неуверенность в себе, хотя он даже не знал о ней. Михаил же каким-то образом видел его насквозь.

То, что Фей не ответил, было для него необычным, а от выражения его лица у Михаила заныло сердце. Казалось, Фейлон вот-вот расплачется – он выглядел как человек, у которого произошло несчастье. Должно было случиться нечто ужасное, чтобы заставить такого сильного человека как Фейлон настолько не ценить себя. Михаил едва удержался от того, чтобы притянуть его в объятия и начать утешать бесконечными поцелуями, но он понимал, что время для этого еще не пришло. Фейлон должен знать: Михаилу можно верить, или он никогда не подпустит  к себе достаточно близко. Все оказалось гораздо сложнее, чем Михаил предполагал. Фейлон не разыгрывал из себя недотрогу. Это не было вопросом времени. У него проблемы с самооценкой, возможно, достаточно серьезные для того, чтобы отгородиться ото всех кирпичной стеной.

- Пойми, не то чтобы я не держал в голове перспективу заняться с тобой сексом, когда добивался встречи. В этом зале нет ни единого человека, который бы не хотел тебя трахнуть, Фейлон, – он сделал паузу, чтобы увидеть реакцию. Выражение лица Фея не изменилось, он смотрел на Арбатова без малейшего смущения. Эти слова он слышал тысячи раз, практически от каждого.

- Если бы это было все, что я хочу от тебя, я бы просто взял тебя силой. С моей властью это не так уж трудно. Ты должен это знать лучше других.

- Конечно, но тогда ты к данному моменту был бы уже мертв. С МОЕЙ властью это не так уж трудно, – презрительно откликнулся Фейлон на оскорбительное замечание.

Для человека вроде Фейлона так оно, возможно, и было. Случись подобное, между Бейше и кланом Арбатовых разразилась бы война не на жизнь, а на смерть. Но не это останавливало Михаила.

- Я имею в виду, если такой человек как я видит сокровище, он понимает, что перед ним. И сексуальная привлекательность – лишь малая часть того, что делает тебя бесценным в моих глазах. Так что нет, я здесь не затем, чтобы трахнуть тебя разок и свалить.

Он сказал то, что думал. Фей должен понять, что Михаил не удовлетворится одним только его безупречным телом. Он хотел обладать этим прекрасным драконом целиком и полностью, хотел видеть, как Фей, со всей своей гордостью, покорится ему.

- Кроме того, даже если бы это был просто секс, с таким роскошным телом как твое одного раза было бы явно недостаточно, – добавил он.

Фей молча слушал, откинувшись на спинку стула. Было ли то, что сказал Михаил, правдой или не было, все равно ему это льстило. Эти по-детски голубые, открытые глаза, казалось, были неспособны лгать. Пожалуй, стоит поиграть  еще немного и посмотреть, что же Арбатов решит предложить ему.

Пока он обдумывал, как ему следует отнестись к обещанию золотоволосого русского вторгнуться в его жизнь, официант поставил на столик заказ.

- Вот и еда. Ты наверняка голоден. Особенно, после долгого, глупого совещания по документам на казино.

Его комментарий заставил Фея вздрогнуть. Откуда ему удалось получить настолько детальную информацию? Информацию, к которой имел доступ только узкий круг приближенных.
- И как ты об этом узнал? – Фей сделал все возможное, чтобы его голос звучал спокойно и сдержанно.

- Я взял за правило знать все, что ты делаешь, любовь моя. Я знаю даже то, в какое время ты принимаешь душ, и то, что ты спишь голым, помимо всего прочего, – Михаил послал ему лукавую улыбку. Самое время перевести разговор в более легкомысленное русло.

- О, прошу тебя, ты мне портишь аппетит, – Фейлон закатил глаза. Он вычислит крота и убъет и его, и всю его семью. Но мысль о том, что еще Михаил мог раскопать о нем, тревожила.

- Это только первое блюдо, мой сладкий. У нас впереди еще МНОГО времени.

Глаза Фейлона неверяще расширились. – Пожалуйста, скажи мне, что это НЕ обед из девяти блюд.

Михаил не мог не наслаждаться выражением лица Фейлона, когда тот понял, что это так и есть. Он чертовски хорошо позаботился, чтобы этот вечер был долгим.

- Ты осознаешь, насколько трудно было доставить на самолете шеф-повара высшей категории в такой короткий срок? Пусть уж отрабатывает деньги. Если бы ты мне не отказывал столько раз, я бы, пожалуй, не решился.

Было трудно представить, что Михаил выкинул на это столько денег. Но это было так на него похоже – делать все по максимуму. Как только находился повод послать ему подарок, Михаил прикладывал все усилия, чтобы Фейлону его подарок запомнился навсегда. Как он мог такое забыть? Этот человек вместо букета послал целый сад. В прошлом месяце Фейлону пришлось переоборудовать всю систему безопасности в кабинете ради охраны шедевра Моне, подаренного Михаилом. Если к его дню рождения в будущем году ему вручат экзотический остров на Багамах, укомплектованный роскошными виллами и армией обслуживающего персонала, он ни капельки не удивится.

- Тебе нравится сорить деньгами?

- Нравится? Я этим одержим. Какой смысл быть неприлично богатым и не тратить деньги направо и налево? Живешь только один раз, мой милый. Уж лучше так.

Его ярко-голубые глаза сверкнули при этих словах. Фейлон не мог отрицать, что было что-то необычное в этом русском – Михаил был невероятно самоуверен, запредельно прямолинеен и исключительно умен. Он был человеком, который знает точно, чего хочет, и не тратит время на колебания, когда надо действовать, чтобы получить желаемое. Это всегда вызывало у Фейлона уважение.

Арбатов впервые увидел, как Фей улыбается. Пусть на долю секунды, но этого было достаточно, чтобы у него в желудке запорхали бабочки.

- Я бы заплатил миллион баксов, чтобы снова увидеть эту улыбку.

- Десять, – Фей был в настроении поторговаться.

Михаил рассмеялся: – Милый мой, за десять миллионов я отвезу тебя к себе домой.

Фей презрительно усмехнулся над этой нелепой торговлей. – Нет, это будет стоить СТОЛЬКО, сколько ты себе позволить не сможешь.

Михаил глядел в глаза Фейлона, раздумывая над его ответом. Затем он достал чековую книжку, вырвал один чек и подписал его.

- Вот незаполненный чек моего бизнес-счета. Ты знаешь, сколько я стою. Испытай меня, – предложил он, бросив чек на стол точно между ними.

- Ты серьезно? – Он знал, что Михаил ненормальный. Но не думал, что вообще сумасшедший. Незаполненный чек бизнес-счета мог к утру превратить его в банкрота.

- Насчет того, чтобы заполучить тебя в мою постель? Вполне.

Фей слушал с благоговейным страхом. Но выражение лица Арбатова подтверждало, что он имел в виду именно то, что сказал.

- Ты сумасшедший, ты знаешь это?

- Мне это часто говорят. Так да или нет? – взгляд Михаила требовал ответа.

А это может оказаться интересно, подумал Фей. Один-единственный чек, и Михаил Арбатов полностью в его власти. Он мог либо покончить с ним навсегда, либо давить на него и заставлять делать все, что заблагорассудится. Или расширить границы собственного влияния. Но взять эти деньги в обмен на секс означало бы стать проституткой. Без сомнения, самой дорогой проституткой в мире, но все равно шлюхой. Ему следовало чувствовать себя жестоко оскорбленным, но по какой-то странной причине он этого не ощущал. Михаил явно умел находить подход к людям.

Фейлон понимал с самого начала, чего тот на самом деле добивался. Хитрый ублюдок испытывал его, чтобы посмотреть, сколько же он на самом деле стоит. В таких обстоятельствах он должен был отклонить предложение без колебаний, но тогда игра закончилась бы слишком быстро, а ведь ему так нравилось в нее играть. Он начинал получать удовольствие от общества Михаила – человека, который поддерживал его интерес к себе, бросал ему вызов, был поистине достойным противником.

- Что за спешка, Михаил? – он лукаво улыбнулся, почти дословно повторяя фразу, сказанную самим Арбатовым, и передразнивая его русский акцент.  – Всего лишь первая перемена блюд, мой дорогой. У нас впереди еще МНОГО времени.


***

Одно блюдо сменяло другое, а чек по-прежнему лежал между ними, к нему никто не прикасался. Оба мужчины упорно делали вид, что не замечают его, и беседовали на какие угодно темы, кроме этой. Но все же и тот, и другой то и дело бросали на него взгляд, и напряжение росло с каждой минутой.

Михаил знал, что Фейлон вряд ли заберет чек, но то, что он до сих пор не отказался, возбуждало его и сводило с ума.

Фей размышлял, стоит ли ему завершить вечер и лишить Михаила надежды на большее или все-таки выяснить, из какого же теста сделан этот человек. В конце концов, сейчас он не мог не признаться самому себе, что ему было бы любопытно, на что мог бы быть похож секс с этим обаятельным голубоглазым русским, учитывая, что напряжение за их столиком и без того уже превзошло пределы самого возбуждающего секса, который у него когда-либо был. Заниматься сексом с симпатичными мальчиками было приятно, но привлекательный, равный ему по силе русский мафиози – возможно, мог стать чем-то незабываемым.

Наконец, подали десерт. Михаил начинал проявлять признаки нетерпения. – Ну, какое решение приняла принцесса?

Фейлон и бровью не повел, как будто его спросили о чем-то совершенно незначительном. – Я все еще жду кофе.

Михаил мог поклясться, что если бы в его груди не жгло так сильно от желания, он схватил бы эту изящную шею и сжимал до тех пор, пока жизнь не покинула бы это тело. Потеряв терпение, он протянул было руку, чтобы забрать чек и сказать, что на сегодня с него хватит, но ладонь Фея на мгновение опередила его.

- Я забираю его, – Фейлон усмехнулся, помахивая чеком в воздухе. – Ну а теперь мы можем, наконец, выпить кофе?

Просмотров: 3385 | Рейтинг: 5.0/8 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Создать бесплатный сайт с uCoz